Панкисское ущелье

Панкисское ущелье — родина кавказских исламистов

Цицино волнуется за сына. На ее лице, которое обрамлено спускающимся на лоб платком а-ля Louis Vuitton, читается беспокойство. Зеленые с янтарным отливом глаза всегда настороже.

Расположенное в Грузии у чеченской границы Панкисское ущелье уже лишилось десятков (никто тут не может назвать точное число) ребят, которые присоединились к Исламскому государству в Сирии.

Панкисское ущелье — это отрезанное от мира (до расположенной менее чем в 100 километров столицы Тбилиси ехать почти три часа) микросообщество в 10 000 человек, которые расселились вдоль реки Алазани. На севере горизонт скрывают заснеженные вершины Кавказа. За ними, примерно в 30-ти километрах, находится Чечня.

Именно оттуда в XIX веке сюда пришли нынешние жители долины, которых теперь называют кистинцами. Община исповедует традиционный суфистский ислам, говорит на чеченском языке и приняла у себя тысячи беженцев после первого конфликта Москвы и Грозного. Окрестные горы стали тыловой базой чеченских моджахедов, а Панкисское ущелье завоевало репутацию опасной зоны, где нередки похищения и контрабанда.

EurasiaNet24.08.2015Квирис Палитра29.10.2009Die Welt16.01.2003undefined27.08.2002Последние два года регион носит и другое название. Грузинские СМИ и общественность окрестили его «ущельем исламистов». Печальную славу ему принес подъем радикальных настроений среди молодежи: один из главных полевых командиров ИГ Абу Умар аш-Шишани или «Абу Омар Чеченский» является местным уроженцем. Его настоящее имя — Тархан Батирашвили из села Биркиани. «Он был умным, тихим и скромным мальчиком, который ходил обедать домой, когда был маленьким», — вспоминает учитель английского из местной ассоциации Шорена Хангошвили. Ее серебристо-серый платок оттеняет голубые глаза и придает выразительность худому лицу. К широким каблукам ее черных ботинок прилипли комки грязи. Она рукой показывает, каким маленьким был тот, кого сейчас прозвали «Рыжей бородой». На видео исламистской организации Тархан всегда выглядит бледным. В любом случае, парень из Панкисского ущелья, который одно время служил сержантом в обучавшейся американцами грузинской армии, стал «звездой» всего региона. Жителям надоела сложившаяся плохая репутация. «К ИГ в Сирию едут французы и прочие европейцы, но журналисты зациклились на нас, — возмущается Шорена. — Внезапно ущелье стало опасным место, очагом терроризма…» Как и остальные жители, она раздосадована, почти оскорблена таким положением дел. Но вынуждена (опять-таки, как и все) признать, что «проблема есть». «Молодежь не видит тут будущего», — объясняет она с печальным видом. В бедном ущелье нет ни работы, ни развлечений. Единственный спортзал (секция дзюдо) на въезде в Дуиси постоянно закрыт. В развалюхе со старой надписью «Кафе» теперь продают обувь и мясо. Через сёла проходит одна единственная асфальтированная дорога. На ней изредка можно встретить машины (по большей части старые Mercedes), которые лавируют между коровами. Бывает, ребята проскачут верхом на лошадях. Дополняют картину телеги, которыми зачастую управляют молодые люди в тюбетейках, камуфляжной форме и с длинными бородами, что сразу же перекликается с образом некоторых радикальных исламистов. Контрастный пейзаж. «ИГ на ферме».

Сирия как возможность уехать

«Наши мальчики считают, что Сирия — это способ получить будущее, уехать отсюда, — вздыхает Цицино. — Мой сын не пошел в университет. У него нет работы. Он проводит весь день с телефоном, находит там много информации о Сирии».Родственницы Муслима Куштанашвили из поселка Дуиси в Панкисском ущелье, уехавшего воевать в Сирию в составе «Исламского государства» (запрещена в РФ)

Аминат Цинцалашвили не знает, что искал ее сын, когда решил уехать. Она ни о чем не подозревала и не может объяснить, как несовершеннолетнему удалось преодолеть турецкую границу без разрешения родителей. У 16-летнего Муслима еще даже не росла борода, и он не был особенно набожным. Как бы то ни было, 2 апреля он не вернулся из школы.

После расспросов друзей и соседей, обращения в полицию «мы узнали, что он уехал в Турцию» с 18-летним Рамзаном (другой местный парень), говорит мать. Потом Муслим позвонил из Сирии. А несколько дней спустя ИГ выложило фотографии ребят в камуфляжной форме и с автоматами на коленях на фоне черного флага организации.

«Я очень тяжело это восприняла, для нас это стало большим ударом». Красивое лицо Аминат спокойно, однако лихорадочные движения рук выдают охватившее ее волнение. Сначала муж хотел поехать за ребенком, вернуть его домой. Но поездка в Сирию слишком далека, опасна и дорога.

Слишком дорога для семьи, где никто не работает, а единственным источником дохода служат присылаемые родственниками деньги. Поэтому отец остался, и родители научились с этим жить.

С тех пор Муслим пишет им по Whatsapp. Анимат точно не знает, где он находится. Сначала она пыталась убедить его вернуться домой. Но прекратила попытки.

«Вчера вечером он написал нам, чтобы узнать, как живут три его младших сестры. Он говорит, что у него все хорошо». Обрамленные иссиня-черными бровями глаза Аминат стары не по годам.

«Не знаю, почему сын уехал. Тем более — все остальные. Они сошли с ума». 

«Они молоды и глупы», — считает имам Омар Аднавали. Этот немолодой уже человек с золотистой бородой последние пять лет заведует мечетью Дуиси, небольшим помещением с цветными подушками, которое все тут называют «традиционной мечетью». «Одни отправились заработать денег, другие — воевать во имя Аллаха». Он знал их всех. «Они приходили сюда еще совсем маленькими, — объясняет он.

 — Повзрослев, они пошли в другую мечеть. Не знаю, что им там наговорили». «Другая мечеть» — это кирпичное здание, которое построили тут в 2000-х годах на иностранные средства. «Ваххабитская мечеть», — говорят местные жители. Она расположена чуть дальше у дороги, рядом со школой. Там бороды длинны, а взгляды сужаются при виде приближающегося иностранца.

Хотя местная молодежь стала уезжать уже давно (по данным источника AFP, в прошлом году их число достигло 70) случай Рамзана и Муслима стал потрясением.

Может, потому что отъезд несовершеннолетнего пролил свет на дыры в грузинских границах? Или в связи с тем, что финансовая сторона вопроса (у ребят не было денег на поездку) говорит о наличии сговора или даже вербовки? Паспорта кистинцев обычно проверяют предельно внимательно, говорит один местный житель. Традиционный для них Совет старейшин немедленно призвал Тбилиси принять меры.

Пограничный контроль был усилен, чтобы не дать молодежи уехать. Однако на члена совета Заура Гумашвили все это не произвело впечатления: «Возможно, молодежь сейчас будет меньше ездить в Сирию, потому что границу закрыли, только это не означает, что проблема решена. Если они останутся, ситуация будет обостряться здесь».


«Удержать ребят»

Родственники Муслима Куштанашвили из поселка Дуиси в Панкисском ущелье, уехавшего воевать в Сирию в составе «Исламского государства» (запрещена в РФ), показывают его фотографию на экране телефона

Цицино это не волнует. Она хочет сохранить сына.

Вместе с другими женщинами она запустила «инициативу матерей»: прежде всего, она носит символический характер и призвана напомнить властям об ущелье, которое уже давно ощущает себя заброшенным Тбилиси.

«Нужно, чтобы наши сыновья были при деле и не думали о Сирии», — говорит она, размахивая обожженными морозом руками. Некоторые выдвигают свои предложения о том, как «удержать ребят». Показы фильмов, уроки танца и информатики… Однако пока ничего конкретного не решено.

Несмотря на декабрьские холода, молодой человек раздает на улице листовки, в которых речь идет о петиции с требованием построить детскую площадку.

На въезде в Дуиси стоит примечательное синее здание. Там в кабинете в конце длинного обветшалого коридора работает невысокая женщина с круглым морщинистым лицом.

Тамара Марговшили — местный представитель правительства: «Заметили, что у нас тут проблема с ваххабизмом? У молодежи нет возможностей. Тут нет работы. Нам нужны проекты, чтобы сохранить молодежь».

Она мечтает о парке и концертном зале. Под окнами рабочие уже начали закладывать фундамент.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Родственницы Муслима Куштанашвили из поселка Дуиси в Панкисском ущелье, уехавшего воевать в Сирию в составе «Исламского государства» (запрещена в РФ)Родственники Муслима Куштанашвили из поселка Дуиси в Панкисском ущелье, уехавшего воевать в Сирию в составе «Исламского государства» (запрещена в РФ), показывают его фотографию на экране телефонаЖенщины на улице в деревне Дуси в Панскисском ущелье, Грузия© AP Photo, Shakh Aivazov© AP Photo, Shakh Aivazov© AP Photo, Shakh Aivazov

Агрегатор новостей 24СМИ

Источник: https://inosmi.ru/military/20160114/235047575.html

Панкисское ущелье

Наверно Панкисское ущелье бьет если и не мировой рекорд, то уж по крайней мере на Кавказе точно рекордсмен по количеству легенд и слухов, которыми обросло ущелье во время и после второй Чеченской войны.

Те кто знает ущелье по сообщениям русской прессы, представляют себе пространство, по меньшей мере соразмерное с ущельем Ингури в Сванети, где Н количество населения, целые тренировочные комплексы Аль-Каиды и много чего еще и всякий раз когда им делать нечего вспоминают о Панкиси.

Итак что из себя представляет Панкисское ущелье сегодня?

Первое что хочу сказать — цель моего визита разведка ситуации в смысле туристического потенциала ущелья и налаживание полезных связей. В мой привычки не входит сразу агрессивно обо всем расспрашивать, я скорее пассивно жду что бы мне сами все рассказали и постепенно. Так что этот пост не является последней инстанции истины, все описание скорее субъективный первый взгляд на ситуацию.

Перед тем как ехать, через друзей познакомилась с парнем из Панкиси, который служит в армии.

Встретились, поговорили, я ему объяснила что мне надо, и что мне интересно и что вообще твориться в туризме, и что есть этот фрукт, так как в отличии от многих других регионов Грузии, в Панкиси только случайно попадает редкий турист.

Так что для них туризм совершенно неизвестный фрукт, однако мой собеседник проявил интерес и обещал познакомить с двоюродным братом, который живет в Панкиси и с кем смогу сотрудничать. Итак дело оставалось за малым — поехать в Панкиси.

Во время экскурсии по Кахети, когда я упоминаю о Панкиси и о том что у нас тоже живут Чеченцы-Кисты, то как правило слышу вопрос – а проблем нет? Как ни странно в основном нет, и то когда были то не столько по вине самих Кистов а из за стечения многих нехороших факторов.

Сказано — сделано, после того как мой знакомый взял отпуск и уехал в свою деревню и я поехала к нему.

Еще немного предисловия: Опять таки для потребителей русских СМИ — многие уверены что Панкиси непосредственно граничит с Чечней, но если внимательно посмотреть на карты то..

с севера ущелье закрыто Кавказским хребтом, и граничит оно с историческими регионами Тушети и Хевсурети, и только за ними уже Чечня.

То есть что бы перейди из Чечни в Панкиси, во первых нужно быть не на шутку подготовленным человеком, и преодолеть пару перевалов и пару диких ущелий, что сможет далеко не каждый.

Чеченцы начали заселять верхнее течение реки Алазани еще с конца XVII века, когда Кахети уже был опустошен нашествием Шаха Абасса и Кахетинский царь поощрял переселение на опустевшие равнины. Чеченцы переселялись и позже, в XVIII и XIX веках и царь Иракли второй дал им право селиться в Панкисском ущелий, где они и живут по сей день.

Итак, добраться из Тбилиси до Панкиси легко, я предпочла поехать на такси до Ахметы – райцентра, где меня должен был встретить мой новый знакомый Руслан. Встретились и поехали в его деревню на маршрутке, а потом пришлось еще прошагать с километр до его дома.

Дома мы перекусили, как сказал Руслан, мясные изделия здесь исключительно местного производства – по мусульманским правилам. Скоро за нами должен был заехать двоюродный брат Руслана и мы собирались поехать осматривать Панкиси.

Как я уже сказала, туризм для Кистинцев новый и неизвестный фрукт. Мать Руслана – очень приятная и гостеприимная женщина – когда познакомилась со мной, сказала с улыбкой – мой сын говорит что гостиницу хочет открыть – с тоном явного недоверия что такая авантюра имеет смысл.

Для жителей туристических регионов Грузии такие разговоры далеко не предмет шуток и насмешек.

Скоро пришел и брат Руслана и мы поехали, сперва проехали села Дуиси, Джоколо и Биркиани и доехали до места где речка Бацари сливается в рекой Алазани. Там мы свернули с основной дороги и заехали в ущелий, далеко проехать было невозможно на легковой машине и путь продолжили пешком до входа в заповедник.

В ущелье реки Бацара сохранился уникальный реликтовый лес ягодного тиса (Taxusbaccata) который занесен в красную книгу, и в отдельно взятом месте здесь самая большая популяция во всем мире. Именно для защиты этого леса и был создан Бацарский заповедник. Идти было недалеко.

В заповеднике нас встретил местный рейнджер и объяснил где находиться уникальный лес. Визитеров тут не много, но бывают, в основном немцы.

Потом направились к водопадам.

Там недалеко, в ущелье еще в 90-их был построен небольшой ГЕС, который сильно портит красивое ущелье, однако все равно, ущелье красиво, по сторонам много небольших речек, которые замерзли и образуют очень красивую застывшую симфонию небольших водопадов. А в глубине довольно крупный водопад.

Как мне сказали зимой он мельчает, а летом оно значительно больше. Полазили по камням, пофотографировались и потихоньку вернулись. Уже вечерело. Опять проехали через все ущелье что бы добраться до села.

 

 Мой гид — Руслан

Всю дорогу кстати, слушали песни на Чеченском и некоторые из них показались патриотического содержания.  Дома уже сели я и Руслан и начали обсуждать возможные маршруты отмечая все на топографических картах. Вечер пролетел быстро.

Пока мы усердно работали над картами, сестра Руслана успела накрыть нам стол и принесли хинкали.

Такие вкусные хинкали надо признаться никогда еще не ела. Во первых начинка была из баранины, но подозреваю там присутствовали и приправы. Как оказалось правильный хинкали у Кистов только из баранины, но если кто-то умер, или свадьба, или другое событье, когда нужно очень много еды, то только тогда хинкали делают смешивая баранину и говядину.

После вкусного ужина я попыталась помочь женщинам убрать, но мать и сестра Руслана ни за что не хотели что бы я утруждалась, несмотря на мой уверения что это вовсе не утруждение. Сестра у Руслана глубоко верующая, насколько я могу судить.

Она окончила педагогический факультет Телавского университета и преподает в сельской школе младшим классам. Когда женщины окончили свой дела на кухне, то пришли тоже посидеть с нами, поговорить.

Говорили о разном, о кухне, о жизни в городе и деревне, о обычаях, о других регионах Грузии.

Я ожидала что у Кистинцев как и наших горцев вагон и маленькая тележка до исламских обычаев, святынь и т.г. но на мой вопросы ответили отрицательно, и  когда я рассказала о наших горских традициях, то они слушали удивленно.

Хотя в разговорах неоднократно отзывались с особым уважением о Тушинцах – Когда наши предки пришли из Чечни, то они шли через земли Тушинцев и они очень помогали и многие обычай у нас общие.

Еще оказалось что меж родственные браки у них так же запрещены как и у нас.

Кстати, вообще, Кисты мне показались намного ближе к нам по обычаям и вообще по характеру чем например мусульмане Азербайджанцы живущие в Грузии.

И еще о религиозных наблюдениях. Я слабо разбираюсь в течениях Ислама, но как мне показалось по виду, среди жителей Дуиси немало ваххабитов. Большинство женщин носят косынки, но именно хиджабы наверно процентов 40. В самом Дуиси 2 мечети, а в остальных селах по одной. Говорят что ваххабизм сюда занесли беженцы и военные из Чечни. Как мне показалось большинство населения верующие и придерживаются правил ислама – не пьют спиртного и т.г. Я спросила Руслана, соблюдает ли он пост Рамадана, он ответил что раньше соблюдал, но с тех пор как служит в армии, для него это очень трудно и не соблюдает. По крайней мере семья у которой я гостила была именно такой. Говорили так же о веротерпимости и взаимоуважении. 

Читайте также:  Отдых в грузии

Для тех Кистинцев которые уже не первый век живут в Грузии, это не пустые понятия. Как я расспрашивала людей сведущих в истории, то между Грузинами и Кистами никогда не было ни межэтнических трении ни межрелигиозных. Кстати, пока мы осматривали ущелье, Руслан повел мена на холм, откуда весь Панкиси виден как на ладони, а Панкиси то очень небольшой. На вершине холма были руины церкви, судя по стилю VIII – IX века. Как мне сказал мой гид, в ущелье много таких церквей, и хотя все почти разрушены, но Кисты не пасут там скот, не рубят деревя вокруг церквей, то есть проявляют уважение. И еще, на другой день, родственник Руслана показывал ребятам какие то духи. Руслан объяснил что эти духи из Саудовской Аравии, не содержат спирта, то есть разрешенные для мусульман. Правда какими путями в Панкиси попадают Арабские духи я не стала выпрашивать.

Еще одна деталь, когда мы ехали через Дуиси, мне показали на какого то мужчину, в аккуратно стриженной квадратной бородой (судя по бороде ваххабит), и двоюродный брат Руслана со смехом сказал – а хороши наши обычай да? Вот у него 4 жены! – я тихо удивилась, а все дружно засмеяли. – А мы еще даже в первый раз не женились.

– Я честно сказала что этот обычай для меня непонятен и не приемлем. Руслан пытался растолковать это с религиозной точки зрения, но сам сбился и запутался. Сказали что такое редкость но случается. Есть и разводы и повторные женитьбы.

Но в основном многоженство носит характер выдачи алиментов – то есть, мужчина жениться во второй раз и  сохраняет первую жену только в смысле оказания ей материальной поддержки. Но не в этом конкретном случае.

Сестра Руслана сказала что рада была бы видеть туристов мусульман. Тут мне пришлось разочаровать ее, рассказала обычно чем интересуются Азербайджанцы и Иранцы в Грузии. – Очень печально – сказала она – вот смотрят на таких и думают что все мусульмане такие.

Я попыталась объяснить, что ничего удивительного, ведь и христиане есть и искренне верующие и те кто только внешне соблюдают обычай и при возможности нарушают, и те кто совсем равнодушен. Так что Азербайджанцы и Иранцы приезжающие попить вовсе не являются олицетворением всего мусульманства.

Еще девушка сказала, что Коран учит что с Християнами надо так же дружить как и с мусульманами – это в ответ на мою тираду что только взаимоуважение между людьми разным религии могут обеспечить мирное сосуществование.

Еще интересно то, как религия и принесенные с религии обычай влияют на бытовую культуру. Например дома у Руслана были везде ковры, а любой кто входит в дом, снимает обувь.

Я сразу последовала этому обычаю, что бы не оскорбить хозяев. Хотя остальные бытовые детали, которые у нас и Азербайджанцев отличаются, у Кистов такие же как у нас.

Вообще Руслан не раз повторял что уклад жизни в деревне такой же как и в Грузинских селах, и только религия другая.

Есть еще один праздник, который Тушские и Кистские пастухи и не только они вместе отмечают в горах летом и проводят спортивные состязания. Я вычитала где то что раньше таких праздников было намного больше.

Еще о обычаях. Руслан сказал что Чеченцы любят длинные застолья. Ну я говорю, тут нас Грузин перегнать как то сложно. А нет, говорит, стол именно целый день должен быть накрыт и там все время должна быть еда. Однако если учесть что верующие не пьют вина, то для моего Грузинского воображения представить себе бесконечное застолье без вина оказалось невозможным.

Спросила остались ли беженцы из Чечни, на что мне ответили что они есть, по большей части в Дуиси. Но благодаря помощи ООН они живут очень неплохо, купили даже квартиры в Тбилиси, и Грузинский выучили не хуже Кистов.

О хозяйстве – увидев убранный урожай кукурузы, я предположила что у них есть и картошка. Но Руслан сказал что только кукуруза и пшеница. Несмотря на то что они веками уже живут в близком соседстве с земледельцами Кахетинцами, но хозяиство у них типично горское – скотоводство.

Естественно меня интересовало и насколько похожи язык Кистов и Чеченцев. Руслан сказал – это один язык, но вот как Грузинский когда на нем говорит уроженец восточной и уроженец западной Грузии.

Понять друг друга можно спокойно. Но вот мы часто добавляем концовки слов по Грузинский, и есть много заимствовании с Грузинского, а Чеченцы добавляют русские окончания и у них русские заимствования.

Еще сестра Руслана рассказала что у них по другому смотрят на почтительное отношение к старшим. Например она никогда не есть за одним столом с отцом, и тем более не наносит макияж.

Кстати несмотря на Хиджабы, большинство женщин Панкиси, По крайней мере незамужние, очень ухоженнее, тщательно накрашенные. Хотя с братом она и кушала и накрашивалась.

То есть как я поняла, муж и жена кушают вместе, а дети отдельно, и неважно какого возраста дети.

В конце концов разошлись спать. Мне постелили в комнате сестры Руслана. Утром когда я проснулась на кухне была только мать Руслана. Она налила теплую воду в умывальник, что бы я умылась. Скоро встала и сестра и мы вдвоем позавтракали и еще поговорили о местной кухне.

В регионах где туризм уже есть, местные хозяйки бойко объясняют свой кулинарные рецепты, но тут женщины удивлялись только и пытались вспомнить еще какое ни будь блюдо, которого нет в Грузинской кухне, как будто их удивляло, зачем такие незначительные вещи кого то интересуют.

Показали туши барана, которые порядком обсохли уже – у вас это знают? – Спросила девушка. Я сказала что в Самцхе-Джавахети сушат говядину а в Раче и Сванети свинину. И она мне рассказала о некоторых блюдах которые готовятся их сушенной баранины и не только.

Позже встал и Руслан, а потом зашел и его двоюродный брат, когда они сели завтракать то я еще одну идею ему сказала – помимо походов в горы, и ботанических туров можно еще и сделать застолье для туристов с национальными кистинскими блюдами. Мужчинам моя идея показалась чуть ли не абсурдом и почему то смешным.

Руслан сказал  — смотри ка ты, как ей наши хинкали понравились! – Смейтесь сколько вашей душе угодно, но Гурджаани на карте присутствует только потому что там едят! Так что ничего смешного нет. – пыталась убедить их я.

Потом играли в Нарды. В коротких выиграла я, так как Руслан их не играл, а в длинных он. Двоюродный брат Руслана должен был отвести меня в Ахмету и оттуда я собиралась в Телави. На прощание сестра Руслана подошла и говорит – Ничего особенного, но вот это наш подарок – и вручила мне красивую тарелку для конфет.

Я хотела было отказаться, очень неудобно стало, и так женщины меня так обхаживали… а тут еще и подарок… но все же пришлось взять его. Тепло попрощалась с женщинами и мы уехали. В Ахмете довезли к автовокзалу и там попрощалась с Кистами и уехала в Телави. Где погостила у своей подруги, и услышала о Панкиси уже от Телавцев, которые владеют большей информации чем в Тбилиси.

О темных временах – когда ущелье стало центром наркоторговли, и что было дело когда Кисты и Чеченцы не на шутку разругались…

В целом впечатления такие – гостеприимством Кистов я и правда очарована, оказалась среди очень симпатичных людей.

Особенно женщины старались быть очень предупредительными, и всяческий оказать мне уважение, даже настолько что мне было очень неудобно. Как я заметила живут они далеко не бедно, и туризм не сильно их обогатит, только добавит дополнительный заработок.

Ко мне хоть и относились очень гостеприимно, но мне все время казалось, когда я говорила о туристических планах, что для них это то ли смешно, то ли не вызывает доверия и смешно, короче, не понимали что это за фрукт, хотя были вовсе не против.

Скорее с интересом а смогу ли я? И не смотря на все их радушие, которому бы позавидовали многие Грузины, чувствовалось еще что то, то ли недоверие, то ли еще что то… я была для них слишком инородным элементом, хотя никакого отрицательного отношения не было. Возможно потому что я гость, а законы гостеприимство у горцев очень четко соблюдаются. Хотя Руслан обо всем этом предупредил обо всем этом заведомо. Думаю со временем этот барьер исчезнет.

А пока есть 3 коротких маршрутов – 1 ботанический маршрут, 1 к водопадам и 1 к крепости Торгва. 2 2 дневных, и на подходе длинные горные трекинги – из Панкиси в Тушети, так что весна с новыми интересными турами.

Источник: http://highlander-ge.blogspot.com/2011/12/blog-post_1310.html

Из Панкиси в ИГ: в грузинском селе поминают Умара Шишани

Нина Ахметели, Темур Кигурадзе Специальные корреспонденты Би-би-си. Панкиси, Грузия

Image caption Отряд Шишани подключился к наступлению на западную сирийскую провинцию Латакия

В Биркиани, в Панкисском ущелье Грузии, скорбят о гибели Умара Шишани, одного из командиров экстремистской группировки «Исламское государство» (запрещена в России).

Отец убитого полевого командира считает, что судьба его сына могла быть иной, если бы он смог продолжить военную карьеру в Грузии.

Всего в Сирию и Ирак уехали десятки уроженцев Панкисского ущелья. Около 20 из них были убиты.

До Панкисского ущелья от столицы Грузии меньше трех часов езды.

Путь лежит через Кахетию — центр грузинского виноделия, но здесь, на севере Кахетии этот традиционный для жителей страны напиток не находит спроса.

Основное население Панкиси кистинцы — так называют в Грузии переселившихся сюда несколько веков назад чеченцев.

Сообщения о смерти сына подкосили Темура Батирашвили

Здесь сразу же замечаешь отличие от кахетинских деревень, расположенных всего несколькими километрами южнее: «чужие» машины здесь провожают долгими взглядами, на улицах редко встретишь женщин без головных уборов и молодых мужчин без бороды.

В родном селе Биркиани Умара Шишани называют его настоящим именем — Тархан Батирашвили.

Здесь о нем вспоминают скорее как о погибшем земляке, а не как о влиятельном лидере экстремистской группировки.

Карьера джихадиста

Некоторые жители Панкисского ущелья считают, что заслуги Шишани, который участвовал в российско-грузинской войне, не оценили в Грузии.

«Он воевал за единство Грузии, а не против неё. Тот, у кого есть хоть толика разума, должен понимать, что нельзя говорить такие вещи — Тархан Батирашвили убийца, Тархан Батирашвили головорез. Кто-нибудь видел по телевизору или в социальных сетях, чтобы он отрезал кому-нибудь головы? Он не был на такое способен», — говорит житель Панкиси Али Кавтарашвили.

Умар Аш-Шишани прибыл в Сирию весной 2013-го года и воевал в составе бригады, в основном состоявшей из боевиков-иностранцев.

По сообщениям СМИ, он принимал активное участие в боях за Алеппо осенью того же года.

Бригада Шишани, вместе с другими подразделениями джихадистов, подключилась к наступлению на западную сирийскую провинцию Латакия.

После того наступления исламистов организация Human Rights Watch опубликовала доклад, обвинив их в убийствах мирных граждан.

Организация заявила о 190 случаях гибели гражданских лиц в Латакии в конце 2013 года, причем несколько десятков из них были казнены нападавшими, хотя нет прямых доказательств причастности Шишани к этим преступлениям.

В том же 2013-м году Шишани становится командующим операциями ИГИЛ на севере Сирии, а в 2014 году участвует в захвате авиабазы Минаг.

В сентябре 2014 года министерство финансов США внесло Тархана Батирашвили в черный список лиц, ответственных за финансирование ИГИЛ.

По сообщениям американских СМИ, он заведовал тюрьмой в сирийском городе Ракка, где содержались иностранцы похищенные для получения выкупа.

Информация о гибели Шишани периодически появлялась в СМИ, не находя затем подтверждения.

В марте Пентагон заявил, что Шишани скончался от ран, полученных в результате воздушного удара американских военных на северо-востоке Сирии.

13 июля 2016 года связанное с ИГ информационное агентство Амак сообщило, что Шишани был убит в боях возле города Ширкат к югу от Мосула в Ираке, что противоречит информации американских военных в деталях, но подтверждает суть сообщения.

Другое имя

К очередному сообщению о смерти Шишани, распространенному 13 июля, его односельчане изначально отнеслись скептически.

В то, что Шишани мертв, они поверили после того, как близкие стали принимать соболезнования в связи с его гибелью от соседей и родственников.

К этому времени в Биркиани уже стали стекаться журналисты.

Внимание СМИ в Панкиси вызывает лишь раздражение у местных жителей.

Двери дома старшего брата Шишани, который по-прежнему живет в Биркиани и куда приходили люди выразить соболезнования, для журналистов остаются закрытыми, а родственники следят за тем, чтобы телевизионные камеры не появлялись даже у ворот дома.

В дом, где он вырос и где до сих пор живет его отец Темур Батирашвили, с соболезнованиями не приходят.

«Я же христианин, а для них неприемлемо соболезновать в христианской семье. Тархан же стал мусульманином, как и его братья», — говорит с горечью Темур Батирашвили.

Image caption Темур Батирашвили одну за другой курит сигареты без фильтра и винит в судьбе сына себя

Отец джихадиста

Последний раз с Темуром Батирашвили мы беседовали два года назад. За это время он сильно изменился.

История вокруг сына и периодические сообщения о его смерти сильно подкосили Темура.

Ему явно трудно вставать с кровати, он одну за другой курит сигареты без фильтра и винит в судьбе сына себя.

«Единственное, что я думаю, это то, что, оказывается, я не знал своего сына. Тархан как закончил школу, сразу пошел в армию, когда бы я его увидел? — рассказывает отец. — Я то в России работал, то в Грозном, то за границей, не уделял я ему внимания. Их же надо было кормить, поить, одевать».

Читайте также:  Фуникулер в тбилиси: как добраться, режим работы

Он вспоминает, что его сын хорошо учился в школе и выбрал себе военную карьеру.

Переломным, по его мнению, стал арест Тархана Батирашвили по обвинению в незаконном хранении оружия после увольнения из армии. Он вышел из тюрьмы досрочно, но нормальной работы так и не нашел.

«Да они [власти Грузии] и погубили моего сына, в тот момент. Неужели Грузии не нужны воины? Неужели было бы плохо, чтобы такой воин был у Грузии? — рассуждает отец. — Ну вот, теперь будут радоваться и националы (члены партии экс-президента Грузии Саакашвили «Национальное движение») и россияне. Нет больше Тархана».

Чужая война

В то, что судьба Тархана Батирашвили могла сложиться иначе, верит и Лейла Ачишвили. С нами она беседует, сидя в цветущем саду своего гостевого дома в селе Джоколо Панкисского ущелья.

На голове у Лейлы черный платок, она охотно говорит про свой бизнес, но голос ее начинает дрожать, когда она вспоминает своих сыновей, которые родились и провели свою юность в Панкиси, но потом уехали в Европу. А оттуда — в Сирию.

«Один был программистом, другой знал языки. Я никогда, никогда не могла себе представить, что они туда поедут. Но они поехали», — говорит женщина.

С Батирашвили, несмотря на то, что он вырос в Панкиси, она впервые встретилась в Сирии в 2013 году, куда отправилась, надеясь вернуть своего старшего сына.

По ее словам, тогда Батирашвили еще не был таким влиятельным командиром и с удовольствием встретился с матерью своего друга.

«Я спросила [сына]: «Что происходит, почему ты здесь?» Он мне ответил: «Сегодня мы должны свергнуть Асада». Я ему говорю: «Почему? Ведь здесь много жителей в этой стране, пусть они сами его свергнут, тебе что здесь нужно?» «В Коране написано, что отсюда начнется установление шариата на всей земле» — вот эти слова сказал мне мой сын», — вспоминает она.

Вернуть сына ей так и не удалось. На четвертый день после возвращения из Сирии, она получила известие о том, что он погиб.

«Мне об этом сказал мой младший сын. И когда я спросила его напуганная: «Что ты намерен сделать? Не планируешь ли ты тоже поехать?» Он мне сказал: «Да, я тоже поеду туда», — рассказывает Лейла.

«Они погибли в один год. В августе погиб старший сын, в октябре младший, — говорит мать. — У меня есть фотография в связи со смертью старшего сына, но нет никакого доказательства о младшем. Это самое тяжелое, потому что думаешь: «Может, он оказался в руках врага, может, его пытают? Эта мысль меня преследует тенью повсюду».

Мать убитых в Сирии боевиков рассказала о том, почему они уехали воевать

Ущелье с плохой репутацией

Лейла говорит, что смогла найти силы продолжить жить.

У неё остались пожилые родители и дочь. Сыновья оставили ей шестерых внуков, которых она надеется скоро увидеть. Но развивать гостиничный бизнес в ущелье непросто.

«В прошлом году, практически, гостей не было, да и в этом году мало. Некоторые звонили, спрашивали, насколько безопасно приезжать в Панксисское ущелье, не будет ли каких-то проблем, — продолжает она.

— Я-то объясняю, что никаких проблем нет, и они могут приезжать спокойно.

Но, распространяется много дезинформации о нас, что якобы здесь живут террористы, исходя из того, что среди тех, кто воевал и поехал в Сирию, в основном, жители Панкисского ущелья».

Репутация у Панкисского ущелья, где живет не больше 15 тысяч человек действительно неважная.

Впервые в заголовках мировых СМИ оно появилось в начале 2000-х годов.

Во время Второй чеченской войны в Панкиси стекались беженцы, покидавшие свои дома в Чечне.

Тогда же Россия обвинила Грузию в укрывательстве боевиков и их тренировочных баз как раз в этом районе.

В 2002 году ущелье подверглось бомбардировке российской авиацией, в результате которой пострадали мирные жители.

Вскоре после этого уже грузинские силовики провели в ущелье масштабную спецоперацию.

Image caption На краю села Биркиани есть небольшое кладбище. Могилы Шишани здесь нет и не будет

Страсти вокруг Панкиси начали утихать, но ненадолго.

Вести о молодых парнях из Панкиси, воюющих в Сирии и Ираке, явно имидж региона не улучшают, и говорить о развитии туризма в этом живописном уголке Грузии очень сложно.

Лейла, как и многие местные жители, считает, что плохие экономические и социальные условия в ущелье подталкивают молодых людей к решению отправиться на войну за сотни километров от родного края.

«Чтобы они не уезжали и не думали о том, чем же заняться и где трудоустроиться, правительство тоже должно нас поддержать, мы как-то должны трудоустроить этих ребят. Они без работы. Они сейчас думают обо всем лишь бы какими-то путями что-то принести в семью «, — говорит она.

Председатель правления совета старейшин Панкиси Заур Гумашвили отмечает, что несмотря на некоторые позитивные сдвиги в последнее время, экономическая ситуация в ущелье остается тяжелой.

В горном ущелье не так много земли, чтобы развивать сельское хозяйства, да и песчаная почва для этого не годится, говорит он.

«Когда ни в одном из 17 сел ущелья не работает ни одно производство, о каком трудоустройстве молодежи можно тут говорить?» — спрашивает Гумашвили.

Отток молодежи в ИГИЛ остановили?

Точных данных о том, сколько уроженцев Грузии воюет в рядах ИГ, нет. По разным данным, речь может идти о десятках уроженцев Панкиси и мусульман из Аджарии.

Image caption Говорят, что в последнее время отток молодежи из Панкиси на Ближний Восток практически прекратился

За последние годы в Сирии и Ираке было убито около 20 уроженцев Панкисского ущелья.

Впрочем, как местные жители, так и власти говорят, что в последнее время отток молодежи на Ближний Восток практически прекратился.

После волны сообщений об отъезде молодежи в Сирию и Ирак парламент Грузии принял новый закон, ужесточающий наказание за участие в незаконных вооруженных формированиях за пределами страны.

По обвинениям, связанным с терроризмом, были задержаны несколько человек, в том числе и жители Панкиси.

Эти мероприятия вкупе с обменом информацией со странами-партнерами и соответствующим пограничным контролем принесли свои результаты, считают в службе госбезопасности Грузии.

В ведомстве отмечают, что ситуация в Панкисском ущелье сегодня абсолютно спокойная и находится под контролем.

«В результате превентивных мероприятий численность граждан Грузии, которые отправляются в Сирию и Ирак, чтобы вступить в так называемое Исламское государство и другие экстремистские группировки, значительно сократилось, — говорится в письменном ответе службы госбезопаности на запрос Би-би-си. — В последнее время отток граждан Грузии практически не происходит».

По словам местного журналиста Сулхана Бордзикашвили, изначально уроженцы Панкиси ехали в Сирию активнее, так как считали это войной против России из-за поддержки Асада Россией.

Однако впоследствии настрой изменился, и многие даже вернулись назад.

Место могилы неизвестно?

Смерть Шишани, считает Бордзикашвили, может еще сильнее охладить пыл молодых людей, для которых он был примером для подражания.

Однако десятки семей в Грузии с тревогой ждут сообщений о родных, которые уже отправились в Сирию или Ирак. Семью погибшего, как правило, лишь уведомляют о его смерти — тела на родину никто не привозит.

Панкисское ущелье

На краю села Биркиани есть небольшое кладбище с покосившимися надгробиями.

Могилы Шишани здесь нет и вряд ли будет. Как нет в Панкиси могил еще двух десятков человек со схожей судьбой.

«Это самое трудное. Элементарно было бы хорошо пойти на могилу твоего сына, поговорить, поухаживать за его могилой. Хоть что-то у тебя останется, — говорит Лейла Ачишвили. — Сегодня ни у одной матери ничего нет. Мы не знаем, где их могилы, похоронили ли их, Конечно, их не похоронили, они как перья теряются в воздухе».

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-36859537

Геноцид в Панкисском ущелье

В Панкиси поджигают осетинские дома – чеченские боевики устраивают этнические чистки на территории Грузии

В последнее время очень много говорится о ситуации на абхазско-грузинской границе, в частности в Кодорском ущелье, а в другой болевой точке Грузии – ущелье Панкисском, якобы наступили тишина и порядок. Операция против криминальных элементов вроде бы идет, успехи есть – об этом время от времени напоминают тбилисские силовики. На деле не меняется ничего – в Панкисском ущелье по-прежнему концентрируются чеченские боевики, сюда часто приезжают совещаться полевые командиры, отсюда в Россию переправляются партии оружия и боеприпасов, перебрасываются диверсионные группы, а в Грузию из Панкиси идет поток наркотиков, с которым, по выражению Шеварднадзе, «неплохо» справляются грузинские полицейские и спецслужбы. Между тем в Панкисском ущелье тайно от международных наблюдателей, правозащитников и сердобольных министров грузинского правительства происходит этническая чистка. За дело взялись мирные переселенцы из Чечни и «симпатичные» люди а-ля Гелаев, которые скупают недвижимость и выдавливают из региона немусульманское население. Однако в Тбилиси и бровью не ведут – чеченцы выживают из Панкисского ущелья осетин.

Как сообщают источники «Yтра» в правительстве непризнанной республики Южная Осетия, проживающие в Панкиси осетины, которых, по оценкам экспертов, там осталось всего несколько сотен (для сравнения: в конце 90-х годов – 3 тысячи человек), подвергаются постоянному запугиванию и угрозам физической расправы со стороны чеченцев.

Чеченцы угоняют скот, скупают виноградники, земельные участки и дома. Причем осетины, проживающие в ущелье, вынуждены расставаться со своим имуществом практически за бесценок. В противном случае они подвергаются репрессиям.

В селе Халацани зафиксировано несколько случаев поджогов осетинских домов, хозяева которых отказались «по-хорошему» расстаться со своим имуществом. В селе Агрохи в результате запугивания и угроз чеченскими представителями скуплены 180 дворов, а Цинубани стало полностью чеченским селом.

Всё это происходят при силовой поддержке боевиков, осевших в Панкисском ущелье. Как уже сообщало «Yтро», в Цинубани при полном вооружении и экипировке расположилось 50 боевиков полевого командира по кличке «Ажмет».

А село Халацани, где время от времени чеченцами устраиваются поджоги, стало главной ставкой конкурентов Гелаева по кровавому ремеслу – братьев Ахмадовых, известных работорговцев и террористов. На счету этого клана – недавний громкий теракт в Грозном, во время которого погибло 18 чеченских омоновцев.

Все это происходит при молчаливом попустительстве грузинских властей. Фактически события в Панкиси, которое окружено блокпостами грузинских военных и полиции, пущены на самотек. На этой территории власть захватили криминальные элементы и «ичкерийские генералы».

Осетинское население Панкисского ущелья беззащитно перед вооруженными чеченскими отрядами. «Особое» отношение к осетинам официальных властей Грузии проявляется даже в том, что Тбилиси признало осетинским только одно село – Думасури, хотя в реальности их здесь насчитывается более десятка.

По мнению политологов, при таком развитии событий практически ВСЕ осетинское население будет вынуждено покинуть места своего проживания, а в Панкисском ущелье не останется места иноверцам. Здесь, как известно, строятся мечети и открываются учебные классы ваххабитов.

О базах чеченских боевиков, где можно проводить боевые стрельбы и учиться ставить фугасы и мины, не раз сообщалось в СМИ.

Об осетинах, еще остающихся на территории Панкиси, проявляют заботу только власти непризнанной республики Южная Осетия. В Цхинвали заявили, что готовы предоставить осетинам, которые покидают дома предков под угрозой всеобщей «чеченизации», земельные участки на территории республики. Кроме того, власти Южной Осетии готовы обратиться за финансовой поддержкой в международные организации.

Притеснения осетинского населения начались в Панкисском ущелье не сегодня. Как известно, до начала грузино-осетинского конфликта в 1992 году там проживало около 14 тысяч осетин. Большая часть из них стала покидать эти места во время и после боевых действий.

Затем ситуация на некоторое время относительно стабилизировалась. Новая беда пришла в конце 1999 – начале 2000 года, когда в Грузию перебралось около 10 тысяч беженцев из Чечни, среди которых оказалось немало боевиков.

Уже в начале июня 2000 года осетинское население сел Панкисского ущелья обратилось к президенту Северной Осетии Александру Дзасохову и президенту Южной Осетии Людвигу Чибирову с заявлением об ущемлении их прав со стороны появившихся в селах чеченских беженцев. Осетины попросили предоставить им убежище.

По словам председателя южноосетинского Комитета по делам национальности и миграции Бориса Чочиева, осетины Панкисского ущелья приводят факты произвола, «который выражается в угоне скота, насильственном отбирании имущества и других нарушениях их прав». Но ситуация не изменилась и через год.

Бегство осетин со своей земли продолжалось: например, в первой половине июля 2001 года из Панкисского ущелья под угрозой смерти бежали две осетинские семьи – их разместили в Цхинвали.

Если в 2000 году в Панкисском ущелье проживало более 300 осетинских семей, то уже через два года (в апреле 2000 года) здесь осталось около 500 человек. Остальные снова стали беженцами.

В Южной Осетии постоянно заявляют, что будут приветствовать меры грузинского руководства по защите всех жителей Панкисского ущелья вне зависимости от национальности, но чистка Панкиси по этническому признаку продолжается.

И грузинские власти не усматривают в этом ничего неправильного.

Утро.ру

Олег Петровский

Источник: https://petrovich607.livejournal.com/132997.html

Панкисское ущелье как ящик Пандоры

Программу ведет Тенгиз Гудава.

В ней участвуют: заместитель министра внутренних дел Грузии, курирующий действия правоохранительных органов в Панкисском ущелье, генерал-майор Каха Бакурадзе; политолог, специалист по Северному Кавказу, бывший председатель Комитета по связям с Северным Кавказом Парламента Грузии Мамука Арешидзе; заместитель председателя парламентского Комитета по внешним сношениям Гамлет Чипашвили; а также корреспондент Радио Свобода в Тбилиси Юрий Вачнадзе.

Тенгиз Гудава:

Живописное горное ущелье на границе между Грузией и Россией, точнее, между Грузией и Чечней, — Панкисское ущелье — превратилось в последнее время в настоящий ящик Пандоры.

Обострение грузино-российских отношений, обострение грузино-испанских отношений, в связи с похищением испанских граждан, и угроза международному престижу Грузии, втягивание Грузии в кавказскую войну, криминализация Грузии по типу чеченской — вот какие язвы распространяются сегодня из этого злополучного ущелья. Репортаж из Тбилиси Юрия Вачнадзе.

Юрий Вачнадзе:

Панкисское ущелье, расположенное в Восточной Грузии — в районе Кахетии, со дня начала чеченского конфликта стало постоянным источником головной боли для грузинских властей.

Во-первых, по горному массиву проходит граница между Россией и Грузией — ее чеченский участок, а во-вторых, в ущелье вот уже более 200 лет проживают этнические чеченцы, кистинцы, как их называют в Грузии, с переделанными на грузинский лад фамилиями с окончаниями на «швили».

Кистинцы прекрасно говорят по-грузински, но, естественно, они сохранили тесную связь с исторической родиной, придерживаются древних чеченских традиций, носят такие же головные уборы, как их собратья по ту сторону гор, а главное — знают наизусть все дороги и тайные тропы, ведущие через горы в Чечню.

Читайте также:  Тушети грузия

Я не случайно упомянул о тайных тропах — такую границу охранять чрезвычайно трудно, а закрыть ее полностью просто-напросто невозможно. Если добавить к этому смехотворный бюджет, выделяемый правительством Грузии Департаменту пограничной службы — что-то около полутора миллионов лари, становится ясно, какие проблемы могут возникнуть и возникают-таки в связи с Панкисским ущельем.

Между прочим, чуть более года назад Россия специально обратилась к Грузии с просьбой пропустить на грузинскую территорию российские войска, как было сказано, для борьбы с чеченскими террористами. Президент Шеварднадзе ответил на это предложение отказом, справедливо полагая, что подобная акция могла бы послужить толчком для начала большой кавказской войны и втягивания в нее Грузии.

На грузинскую территорию из Чечни сумели перебраться несколько тысяч беженцев — точное их число неизвестно, в основном, это женщины, старики и дети. Руководствуясь гуманными соображениями, грузинская сторона предоставила им кров и оказывает материальную помощь.

Сейчас выясняется — это подтвердил на своем брифинге Эдуард Шеварднадзе — что многие кистинцы время от времени переходили границу, воевали вместе со своими чеченскими собратьями против российских войск, а затем возвращались в Панкисское ущелье. Ясно, что подобная ситуация не могла не обострить до крайности положение в регионе.

Там стали процветать воровство, бандитизм, угрожающих размеров достигла торговля с наркотиками. А что самое страшное, обычным делом стали похищения людей. Весь мир облетела весть о факте похищения по дороге в аэропорт Тбилиси испанских бизнесменов — 40-летнего Хосе-Антонио Треминьо и 48-летнего Франсиско Родригеса.

По оперативным данным следственных органов, их отвезли в Панкийское ущелье. Параллельно с ними были похищены еще четыре человека — один грузин, два азербайджанца и один житель Ставрополья. Что касается похищенных испанцев, то о них известно лишь то, что их вроде бы уже нет в Панкийском ущелье — где они — неизвестно.

Это, несмотря на то, что правоохранительные органы Грузии проводят широкомасштабную операцию по борьбе с терроризмом. В ущелье введены войска МВД и спецподразделения МГБ Грузии. Перекрыты все дороги. Установлены блок-посты, тщательно проверяется автотранспорт.

Тенгиз Гудава:

В беседе о проблемах Панкисского ущелья участвуют: заместитель министра внутренних дел Грузии, курирующий действия правоохранительных органов в Панкисском ущелье, генерал-майор Каха Бакурадзе; политолог, специалист по Северному Кавказу, бывший председатель парламентского Комитета по связям Грузии с Северным Кавказом господин Мамука Арешидзе; заместитель председателя парламентского Комитета по внешним сношениям господин Гамлет Чипашвили.

Первый вопрос господину Кахе Бакурадзе: Панкисское ущелье на границе Грузии и России стало средоточием больших проблем, своеобразным «яблоком раздора» между Грузией и ее великим северным соседом. Чем мотивировал президент Грузии Шеварднадзе отказ в просьбе России пропустить российские войска в Панкисское ущелье для борьбы с терроризмом?

Каха Бакурадзе:

Наверное, очень, трудно комментировать решения президента, но я думаю, что решение было принято правильно. Нельзя было привести вооруженные войска на свою территорию и начать там военные действия. Это вызвало бы войну на Кавказе между Грузией и прилегающими территориями. Я думаю, что этого допустить было нельзя.

Тенгиз Гудава:

Вы имеете в виду войну Грузии с кем?

Каха Бакурадзе:

Военные действия перешли бы на территорию Грузии.

Тенгиз Гудава:

Россия, словами президента Путина, высказанными им на недавнем саммите СНГ в Минске, говорит о простой схеме: чеченские боевики проникают из Чечни в Панкисское ущелье, то есть, в Грузию, где они исчезают — растворяются, а потом всплывают уже в России, совершая теракты или готовя их. Господин Арешидзе, эта схема Владимира Путина — она соответствует действительности или нет?

Мамука Арешидзе:

Конечно, не соответствует, потому что по географическим причинам так не может происходить. Я могу объяснить схему появления боевиков в Чечне, и в этой схеме Панкисскому ущелью, я вас уверяю, отводится второстепенная роль.

Люди, которые едут с Ближнего Востока — им намного удобнее ехать через Афганистан и среднеазиатские республики в Россию, а потом через Волгоградскую область и Дагестан появляться в Чечне, чем ехать, скажем, из Грузии. Это проверено и апробировано в течение нескольких последних лет. Есть, конечно, факты, что приезжают в Панкисское ущелье люди из Турции.

Их настолько мало, что об этом говорить серьезно не приходиться. Но факты такие, конечно, имеют место. А есть факты, что эти люди, которые потом принимают участие в боевых действиях, приезжают с Северо-Западного Кавказа. Как они там появляются, это отдельный разговор, но я могу сказать: в настоящий момент существует, скажем, авиарейс Стамбул-Нальчик.

Есть и другие авиарейсы. Есть паромное сообщение с Новороссийском. Так что схема господина Путина, я думаю, не совсем верная и что ему просто дали неправильную ориентировку.

Тенгиз Гудава:

Два месяца назад грузино-чеченскую границу пересекли 25 вооруженных чеченских боевиков. Они сдали оружие и были помещены в больницу, где их лечили и, надо полагать, вылечили. Выйдя из больницы они исчезли — получается, по схеме Путина. Господин Бакурадзе, куда исчезли эти 25 чеченских боевиков. Есть ли сведения о том, что с ними произошло?

Каха Бакурадзе:

Давайте сначала определимся: были ли они боевиками…

Тенгиз Гудава:

Были ли они вооружены?

Каха Бакурадзе:

Да, мы приняли 25 человек, которые перешли границу с дагестанской стороны, дагестано-грузинскую границу, они не были в федеральном розыске в России, потому что мы в списке этих лиц, переданном коллегами по линии МВД и ФСБ, их не нашли, их там не было.

Они не были в розыске, по закону их задерживать было незачем, мы не имели никаких оснований.

Ведется следствие, его ведет Министерство безопасности Грузии, по факту незаконного перехода границы Грузии — больше им предъявлять нечего, поскольку по нашим запросам компрометирующие материалы на этих людей к нам не поступали.

Тенгиз Гудава:

А где эти люди — они в поле зрения, или они исчезли?

Каха Бакурадзе:

Они никуда не исчезали, ведется следствие, я думаю, что здесь никаких проблем нет.

Тенгиз Гудава:

Так или иначе, видимо, именно отказ Грузии помочь Москве в «антитеррористической операции», то есть, в перекрытии Панкисского ущелья, был последней каплей, заставившей Москву ввести в одностороннем порядке визовый режим с Грузией. Господин Чипашвили, разве это решение России не логично?

Гамлет Чипашвили:

Конечно, это с обеих сторон не очень то логично. Эта история была начала давно — полтора года назад.

В прошлом году была направлена делегация российского МИД и Консульского департамента Консульской службы, и они начали переговоры в Тбилиси, эти переговоры закончились очень плохо, они вернулись обратно в Москву и в течение года ни с нашей стороны, ни с российской не было сделано нормального, конструктивного шага.

К сожалению, и с нашей стороны были допущены грубейшие ошибки, и с российской.

Недавно я читал: начальник российского Северо-Кавказского регионального погрануправления генерал-полковник Евгений Болховитин давал интервью, и он дал такую оценку: «Ведь многие граждане Грузии, Южной Осетии и Абхазии отправляются в Россию, прежде всего, с одной целью — продать овощи и фрукты на российском рынке…» Я думаю, что это очень старая история, когда «кавказцы продают какие-то овощи и фрукты на российском рынке». Я думаю, что надо смотреть на вещи более современным взглядом, и я считаю, что визовый режим, который был введен в одностороннем порядке — неправильное решение. Еще раз говорю: и с нашей, и с российской стороны были допущены очень грубые ошибки.

Тенгиз Гудава:

Господин Чипашвили, вводя визовый режим с Грузией Россия установила так называемый «упрощенный режим» с такими приграничными грузинскими территориями, как Абхазия и Южная Осетия. Грузинский парламент охарактеризовал эти действия Кремля как необъявленную аннексию этих территорий. Что Грузия предприняла в ответ на эти действия, или что она собирается предпринять?

Гамлет Чипашвили:

Я считаю, что это — неправильное решение, и вообще я предлагаю, и об этом было сказано — мы, наверное, через неделю встретимся с делегацией, которая была в Москве, обсудим этот вопрос в комитете парламента и потому будем давать какие-то советы, как надо действовать дальше…

Конечно, я не согласен с министром иностранных дел Грузии, который говорит, что «никаких проблем нет, между странами существует визовый режим и это не трагедия». Я, например, считаю, что вот такие заявления, конечно, портят дело.

Если смотреть на мир, если смотреть на европейские страны, то там идет совершенно другая процедура — интеграции.

Тенгиз Гудава:

Помнится, Эдуард Шеварднадзе грозил открыть границу с Чечней в ответ на одностороннее введение визового режима Россией, почему она не была открыта?

Гамлет Чипашвили:

Эта граница и так открыта, потому что у нас нет такой погранслужбы, чтобы защитить все границы по периметру Грузии, и пока что мы находимся в процессе становления, это, во-первых. Во-вторых, я считаю, что высказывания, которые были сделаны президентом, не очень, я бы сказал, точны. И президент иногда совершает ошибки.

Тенгиз Гудава:

Президент Грузии Шеварднадзе признал недавно, что некоторые кистинцы участвовали в боях на территории Чечни, а затем возвратились в Панкисское ущелье. Кистинцы, то есть, живущие в Панкисском ущелье этнические чеченцы — в какой мере они лояльны властям в Тбилиси? Вопрос господину Арешидзе — в какой мере они законопослушны. Они в большей мере граждане Грузии или чеченцы?

Мамука Арешидзе:

Конечно, тут нечего признаваться, так и было. Если говорить о лояльности — то народ в целом, естественно, лоялен. Но криминальный фон в районе в целом настолько сложен, что он дает возможность постороннему наблюдателю говорить и думать, что этот народ нелоялен государству Грузия.

Я что хочу подчеркнуть: и вы, господин Гудава, часто говорите, и в прессе говорят, что вот, граждане Грузии участвовали в боях на стороне чеченских сепаратистов. Но ведь история повторяется: в начале 90-х годов так же этнические адыги или, скажем, кабардинцы участвовали, скажем, на стороне абхазских сепаратистов.

Нам ставят в вину, что мы якобы не пропустили российских военных на свою территорию, чтобы они делали «свое дело», как в Чечне. Представьте себе, если бы наше правительство в 1992-м — 1993-м годах попросило Россию пропустить свои войска на российскую территорию, чтобы они, скажем, со стороны Сочи ударили по сепаратистам.

Они бы отказали, и это было бы совершенно естественно. Если сделать резюме, то в Панкисском ущелье просто сложный криминальный фон, а в целом народ лоялен Грузии.

Тенгиз Гудава:

Господин Арешидзе говорит о криминальном фоне. Самое опасное — похищения людей, то есть, именно то, чем «прославилась» Чечня.

Недавно в Грузии похитили двух испанских бизнесменов, прямо по пути в Тбилисский аэропорт.

Автомобиль, на котором их похитили, потом, по сообщениям информационных агентств, был найден в Панкисском ущелье. Господин Бакурадзе, где эти два испанских бизнесмена, что известно?

Каха Бакурадзе:

Ведется активная работа по установлению похитителей. В данной ситуации я не считаю целесообразным разглашение той информации, которой мы обладаем.

Я могу только сказать, что мы тесно сотрудничаем с нашими испанскими коллегами, и ведется очень активная работа, чтобы освободить заложников, и привлечь к уголовной ответственности преступников.

Я не могу раскрыть всей информации, которой мы обладаем, и я хочу вас заверить, что у нас информация есть, и очень серьезная.

Тенгиз Гудава:

Вы говорите об оперативной информации которую по понятным причинам не хотите раскрывать, но похищение испанских бизнесменов — это весьма грозный симптом для международного имиджа Грузии и не первый случай похищения людей в Панкисском ущелье.

Порой похищенных удается освободить, как, например, грузинского бизнесмена Самхарадзе. В таких случаях грузинские власти говорят, что освобождение произошло при посредничестве неких «авторитетов» — но ведь это криминальные «авторитеты» — явно, если они посредничают в таком деле.

Ведут ли грузинские правоохранительные органы переговоры с криминальными «авторитетами» с целью освобождения похищенных людей?

Каха Бакурадзе:

Я с вами не согласен. Когда имеются в виду посредники, не говорится о криминальных «авторитетах», а есть идет об «авторитетах», которые занимают видное место в селах и в жизни этого ущелья.

Там есть старейшины, которые имеют огромный авторитет, есть руководители местных властей, которые тоже имеют авторитет, и все эти переговоры проходят с помощью тех лиц, которые не запятнали себя перед законом.

Тенгиз Гудава:

Не секрет, что чеченцы активно воевали против Грузии во время войны в Абхазии — об этом уже много говорилось. Сегодня Грузия взваливает на себя тяжелый груз проблем, отплачивая чеченцам добром за то зло — может быть, такая позиция моральна, но прагматична ли она?..

В качестве послесловия, зачитаю сообщение, которое распространил в среду, 20-го декабря интернетовский сайт smi.

ru, который отражает точку зрения Кремля: «Съемочная группа грузинской телекомпании «Рустави-2», — сказано в сообщении, — в составе трех журналистов в течение суток с понедельника на вторник находилась в заложниках в Панкисском ущелье у чеченских боевиков — сообщает «Интерфакс».

— В понедельник, 18 декабря примерно 12 хорошо вооруженных чеченцев захватили их в плен в селе Думаскури и отвезли на трех автомобилях в неизвестном направлении. Боевики предъявили грузинским журналистам обвинения, что они работают на российские спецслужбы.

Освобождение журналистов стало возможным благодаря вмешательству местных чеченских авторитетов в Панкисском ущелье. Телекомпания «Рустави-2» показала во вторник вечером кадры, снятые съемочной группой в Панкисском ущелье, на которых отчетливо видны трое боевиков в камуфляжной форме и в масках»…

Между тем, «Известия» пишут, со ссылкой на источники в Москве, о посещении Ахметского района Грузии Хаттабом, который рассчитывает перенести туда основную базу ваххабитов. При этом, по данным российских силовиков, как пишут «Известия», официально объявить об автономии Ахметского района чеченцы хотели еще летом, но не стали этого делать «по тактическим соображениям»…

Это — сообщение интернетовского сайта smi.ru. отражающего позицию российского политического руководства. Так Москва смотрит на Панкисское ущелье.

Что же касается вопроса, который я задал раньше: прагматично ли Грузии помогать чеченцам — то в Грузии рассуждают так: соседей ведь не выбирают. Как и родственников. И если ближний в беде, ему надо помочь.

Источник: https://www.svoboda.org/a/24202120.html

Ссылка на основную публикацию