Армяне и грузины: отношения

Роберт Стуруа и некоторые особенности грузино-армянских отношений

Диалог Роберта Стуруа с Баией Амашукели для агентства ГРУЗИНФОРМ вызвал шумиху в грузинских СМИ. Точнее – одна фраза выдающегося театрального режиссера из этого записанного диалога – Саакашвили, мол, потому и не любит грузинский народ, что он вовсе не грузин, а армянин.

«Либерастичная» сволочь сразу же накинулась на маэстро и виртуально растоптала его своими бесовско-свинообразными копытами. Его заявление опротестовали также добрые люди из общества «Многонациональная Грузия», в своем воображении все еще живущие в дружной «семье народов» – СССР.

Высказывания Стуруа оказались объектом резкой критики и в интеллектуальных кругах Армении, о чем речь пойдет чуть ниже.

Но не это главное, а то, что Стуруа вольно или невольно оголил реально существующую, замалчиваемую (из добрых побуждений) проблему – а именно, проблему восприятия друг друга грузинами и армянами.

Церковный раскол между Грузией и Арменией, имевший место в 7-ом веке, когда Грузинская церковь четко пошла по пути постановлений Халкидонского церковного собора, а армяне, не участвовавшие в Халкидонском соборе, остались монофизитами, является событием огромного значения в отношениях двух народов. Церковный раскол не вызвал раскола между двумя соседними народами, имеется много примеров грузино-армянского сотрудничества и взаимопомощи, основанной на общности интересов и после церковного раскола, однако он все же неминуемо привел к серьезному отчуждению между ними. Конфессиональное различие безусловно повлияло на формирование двух разных типов коллективной психологии, различного мировосприятия со стороны двух этносов. Хотя объяснить некоторые черты армян и грузин, особенно в контексте восприятия ими друг друга, будет сложно одним лишь конфеccиональным различием.

У Андрея Амальрика – очень наблюдательного человека, который путешествовал по Грузии и Армении брежневской эпохи, осталось впечатление, что грузины и армяне – как два брата, постоянно ссорящихся между собой. Подобное мне приходилось читать и у других некавказцев, посещавших две республики.

Братство братством, но в чем же состоит суть постоянной ссоры, которая бросается в глаза иностранцам, и которую мы с армянами зачастую замалчиваем, исходя из политкорректности? Дело в том, что взаимоотношение грузин и армян во многом обусловлено ощущением ими собственной истории.

Грузины и армяне не просто трепетно относятся к своей многовековой истории, как и абсолютное большинство народов мира, но и живут этой историей, в их самосознании история занимает особое место.

История в советскую эпоху представляла собой главный предмет национальной гордости для армян и грузин, когда у них была развитая экономика, высокий уровень жизни, но она остается таковым и сегодня, когда нет ни развитой экономики, ни высокого уровня жизни.

Само по себе это не было бы проблемой, но так сказать, «исторические интересы» двух народов часто пересекаются друг с другом, к тому же зачастую по «ключевым» вопросам – уж слишком тесно связала история грузин и армян. Pазличные интерпретации исторических фактов с двух сторон не остаются предметом обсуждения для специалистов, они как бы впитываются народами и оседают в их сознании.

Такая данность имеет прямое отношение к современной политике, двусторонним отношениям.

Раздражителями могут служить не только «историческая» принадлежность региона Джавахети или отдельных храмов к Грузии либо Армении; не меньшую общественно-политическую важность обретают традиционные уже споры армянских и грузинских историков вокруг таких вопросов, как происхождение Багратидов (грузины или армяне), вопрос происхождения грузинского алфавита и многое другое.

Чаще притязания армянских историков принимает комический оттенок ввиду необоснованности собственного «патриотического» видения истории, но чрезмерно бурное и эмоциональное реагирование со стороны представителей грузинской исторической науки и общественности в целом на эти притязания армянской стороны – не менее комичны.

Ясно, что и та, и другая сторона мыслят в этнических категориях. Для армян слишком важно намекать на собственную «древность» и «культуртрегерскую» роль на Кавказе (мол, «мы вам и алфавит написали, и христианство дали, и Тбилиси построили, и кофе пить научили»).

Грузинская интеллигенция, отметая аргументы армянской исторической науки, некоторые представители которой даже дошли до того, что армянином объявили Леонардо да Винчи, в качестве «противовеса» напоминает армянам о том, что у них вообще не было государственности начиная с 11-го века до 1918 года, Армения не раз входила в состав грузинского царства, а армяне селились на гостеприимной грузинской земле.

Описанная выше ситуация вовсе не является советским «продуктом», политизированная полемика на исторические темы не раз вспыхивалa в течение длительной истории грузино-армянского соседства, хотя естественным образом усилилась к концу 19-ого века, то есть в эпоху национализма, охватившего всю Европу, а в советский период носила латентный характер, от чего вовсе не исчезла. В постсоветский период историческая тематика в контексте политики начала проявляться в вопросе принадлежности региона Джавахети. Как известно, в начале 1990-х годов, когда в Грузии царил хаос, в административном центре региона Ахалкалаки, на здании местного самоуправления реял флаг армянского государства. Абсолютное большинство армян как в Джавахети, так и самой Армении, естественно, свято верит, что этот регион исторически – армянский. Так это или нет, нас в данном случае не интересует, главное, что исторический аспект всплыл в конкретный момент, и с совершенно очевидными политическими последствиями. Грузия лишь постепенно восстановила контроль над Джавахети и пресекла притязания определенных сил на политико-культурную автономию края. Как я уже писал в одном интервью агентству «Регнум», Грузию спасла армяно-азербайджанская вражда от усиления сепаратизма в Джавахети, впрочем как и, вполне возможно, в Квемо Картли, населенном азербайджанцами, тоже.

Другой исторический аспект, напрямую влияющий на современные политические отношения между Ереваном и Тбилиси, это вопрос принадлежности отдельных храмов на грузинской территории Грузинской или соответственно, Армянской Церквям, а также юридический статус армянской конфессии в Грузии. И этот вопрос имеет не меньший взрывоопасный потенциал, нежели территориальный.

Об этом свидетельствует неоднозначная реакция в грузинской общественности (судя по публикациям в грузинском интернет-пространстве, и не только) на принятие парламентом Грузии закона о статусе религиозных объединений, чему противилась ГПЦ, а также на несколько напористое поведение армянской церковной делегации, недавний визит которой вовсе не увенчался успехом и был воспринят в Грузии скорее негативно. Часть грузинского духовенства, например, в лице владыки Зинона, считает, что принятие закона парламентом означает «победу Армянской церкви» над Грузинской. Так же считает и значительная часть грузинского общества. Нетрудно угадать, что наличие проблемы церковного имущества способно еще больше накалить страсти в Грузии, так как именно «конкурентное» восприятие совместной истории не позволяет сторонам идти на разумные взаимные уступки. Касательно Грузии я могу утверждать лишь по собственным наблюдениям, но вполне уверенно: грузинская общественность готова к несравнимо большим уступкам по отношению к тем же абхазам, с которыми грузины воевали, нежели к армянам (кстати, еще один интересный факт: в Грузии, вспоминая абхазскую войну, с особой ненавистью отзываются не столько o собственно абхазскиx бойцax, и даже не северокавказских будущих террористax, а именно oб армянскoм батальонe им. Баграмяна. Может быть, этот батальон и отличался жестокостью, но подозреваю, что проблема тут в большей степени в этнической принадлежности членов этого отряда). Объяснить такое почти что невозможно, без учета наличия восприятия друг друга через призму истории, а не настоящего времени и рациональных интересов.

Так что, случай, связанный с Робертом Стуруа, не частный и не эксклюзивный, он отражает реально существующую проблему, которой следовало бы заняться экспертам политики.

Реакция в армянской прессе на высказывания Стуруа (в качестве примера берем статью Григора Аганяна, опубликованную в журнале/на сайте «Национальная идея») для грузинских экспертов примечательна не только тем, что возникает лишняя возможность посмотреть, как армянские эксперты реагируют на те или иные заявления из Грузии, но и по той причине, чтобы знать, какие у них представления о Грузии, о нашем к ним отношении. Указанная выше статья Аганяна содержит в этой связи некоторые любопытные моменты.

В отмеченной статье Г.

Аганяна «Почему Роберт Стуруа очень любит Шушаник и совсем не любит Михаила Николозовича«  собраны многие стереотипы, бытующие среди армянской общественности, она отражает многое из того, как армянская интеллигенция воспринимает грузин и Грузию, но вместе с тем статья не пропитана а приори антигрузинским духом, и в отличие от реакции некоторых грузинских авторов, откликнувшихся на ход переговоров между ГПЦ и ААЦ, армянский автор остается адекватным и даже академичным. То есть, эта статья заслуживает отдельного внимания.

Первое, что следует из статьи, в Армении грузинскую этническую многородность, т.е. наличие грузинских субэтносов (карталинцев – автор ошибочно называет их «картвелами», кахетинцев, имеретинцев и других) воспринимают негативно, как наличие какой-то проблемы, которая якобы вызывает раздражение грузин и они в этом винят армян.

Для меня, и думаю, для многих и многих грузин такое (суб-)этническое разнообразие лишь обогащает единый грузинский народ, да и исторически вполне возможно, что именно такая неоднородность спасла Грузию – когда натиск внешних агрессоров приходился на Карталинское царство, Кахетинское царство сохраняло относительное благополучие, потом было наоборот, Картли обрел относительное спокойствие и главный удар на себя приняла Кахетия, и так далее. Это моя личная гипотеза, однако, в любом случае неоднородность грузинского этноса не исключение; между, скажем, баварцами и жителями Бранденбурга, швабами и нижними саксонцами – разительные отличия, однако все они составляют единый немецкий народ и неоднородность немецкого народа сама по себе скорее плюс, нежели минус. Но в армянском политическом мышлении плюсом считается этническая однородность.

Второе, армянская политическая мысль считает националистами и арменофобами выдающихся грузинских деятелей-просветителей второй половины 19-ого века, в первую очередь, князей Илью Чавчавадзе и Акакия Церетели. Это не новость, но ее надо помнить.

Одни из самых почитаемых для грузин личностей для наших соседей «персоны нон грата». Почему это так, разбираться надо отдельно, но это факт.

Аганян не удостаивает этих личностей даже того, чтобы их фамилии по-русски написать через заглавные буквы, он так и пишет – «чавчавадзе и церетели», а слово «просветители» в их отношении берет в кавычки.

Третье, в Армении распространено мнение (Аганян в данном своем утверждении точно не одинок), что грузинская интеллигенция питает некую зависть к армянам: «Начиная с XIX века, когда начала формироваться грузинская интеллигенция, червь зависти и арменофобии приютился, в первую очередь, в душах провозгласивших себя «грузинскими просветителями» чавчавадзе и церетели и их последователей». Сразу непонятно, на чем основана грузинская зависть в отношении армян, наверно, имеется в виду наличие богатого купеческого класса армян в Тифлисе. Но Илья Чавчавадзе, Акакий Церетели и их ближайшие сподвижники не страдали в экономическом смысле, так с какой стати у них должна была возникнуть зависть? Наверное, все же имеется в виду не грузинская интеллигенция, а грузинский народ в целом. Мы и здесь не будем дискутировать с армянским автором, мы примем это мнение как данность, как стереотип, бытующий в Армении. Отметим лишь попутно, что и в Грузии распространено аналогичное мнение в отношении армян – это они завидуют грузинам.

Г-н Аганян несколько увлекся и перечислил еще другие армянские стереотипы, существующие в отношении Грузии: «Почему 70-80% грузинского крестьянства крепостные, а армяне – нет? Почему большая часть населения Тбилиси армяне? Почему два столетия столица Восточного Картли не имеет градоначальника-грузина?»… Наверно, и эти факты вызывают зависть грузин, но армяне завидуют грузинам (по грузинской версии) именно потому, что у них почти не было родовой знати, армяне, не имея собственной государственности, поголовно занимались торговлей, то есть, были просто «торгашами», когда грузины считались «вояками» на Кавказе. Армянская военная знать (напр., Аргутинские, Бебутовы) формировалась именно при дворе грузинского царя Ираклия. Г-н Аганян в полемическом пылу забыл, что Восточной Грузией вовсе не управляли омусульманенные «царьки-рабы» вплоть до 1801 года, момента присоединения к России, царь Ираклий Второй, правивший в Восточной Грузии в 1744-1798 гг., был православным христианином и короновался как христианский царь, активно вмешивался во внутренние дела Ирана (стать шахом ему мешала именно его приверженность христианству – об этом пишет один из английских путешественников той эпохи) и ни чьим рабом не был. Мусульманские повелители армян в Ереванском и Карабахском ханствах были данниками Ираклия. Получается, что если Ираклия считать рабом иранцев, то армяне оказываются рабами рабов Ираклия. Вот чему завидуют армяне грузинам – повторяю, по грузинской версии (да и по логике тоже – признаюсь, пусть и ценой быть заподозренным в необъективности и «прогрузинскости»).

Вот основные моменты стереотипного мышления в отношении друг друга, опираясь на статью Г.Аганяна.

Читайте также:  Как приготовить курицу по-грузинским рецептам

Как видно, взаимное восприятие определено историей, если быть неполиткорректным и процитировать Иосифа Сталина, армян характеризует «болезненный историзм» (цитата взята из записей академика Нико Бердзенишвили во время неформальной встречи группы грузинских историков со Сталиным осенью 1945 года, грузинский текст), но и грузины явно не отстают.

Однако главная мысль статьи состоит все же в следующем – в Грузии существует «антиармянский маразм», «хроническая и неизлечимая арменофобия».

Я с моей стороны – полностью согласен! На армянский маразм, который состоит в том, чтобы объявить каждyю более-менее известную личность где бы то ни было «армянином», если у этой личности даже пра-прабабушка окажется «заподозренной» в армянском происхождении, грузины отвечают точно таким же маразмом – объявляют каждого с такой прабабушкой «армянином», а потом даже обижаются, что половину выдающихся личностей из грузинской истории наши соседи в своем родном маразме называют «армянами», а про грузинские церкви пишут, что они «армянские», если на их стенах будет обнаружена даже одна единственная армянская буква. Больно читать такое: «По мнению наших грузинских «друзей», быть армянином или иметь армянские корни, наверное, нечто похожее на проказу»… Hо давайте, дорогие соотечественники, грузины, признаемся, что часто бывает именно так! Парадокс – смешанных грузино-армянских браков много, но неприятие армян также распространено. Оставлю этот факт без комментария, хотя добавлю, в качестве информации особенно для русскоязычных читателей, что дед Михаила Саакашвили действительно был записан армянином и носил фамилию Сааков, одно время он был даже И.О. декана в Медицинском госуниверситетe (в начале 1950-х годов). Но данный факт для меня, конечно, ничего не меняет – считаю, что Саакашвили также наплевать на армян, как и на грузин. Но это уже совсем другая история.

Что же касается конкретно Роберта Стуруа, его высказывания о Саакашвили, думается, что это скорее его черный юмор, не понятый ни Аганяном, ни «Многонациональной Грузией» и ни, тем более, грузинскими стервятниками-либерастами, которым лишь бы повод дай, чтобы растерзать любой «антисаакашвилиевский элемент», особенно если это личность такой величины, как Стуруа.

Конечно, трудно, толковать юмор, шутку, и «разжевать» ее для непонятливых.

Лично я от души посмеялся, когда представил себе конкретную ситуацию: корреспондент задает Стуруа вопрос космического масштаба – почему же наш президент так не любит грузинский народ? А батони Робико, конечно, сохранив важное выражение лица, нашел на этот космический вопрос простой и убийственный ответ – да он ведь армянин, с чего ему любить грузин?

Вам не смешно? Тогда считайте, что я добавил «смайлик».

Ну а армянских и грузинских экспертов–политологов, наверно, пора призвать, взяться за «неудобные» вопросы и спокойно, по-человечески начать иx обсуждение, исследование табуированных тем. Ведь если определенные темы табуируются в академическом обществе, они все равно выходят наружу, но уже в другой, извращенной и поэтому опасной форме.

Гулбаат Рцхиладзе

http://geurasia.org/ru/problema-analizi/robiko-sturua-somxebi-armenians-georgians/

Источник: http://ru.saqinform.ge/news/4917/robert-sturua-i-nekotorie-osobennosti-gruzino-armAnskiK-otnoSenij.html

Армяно-грузинские отношения вышли за рамки двусторонних связей

Андрей Арешев, 6 февраля 2018, 16:27 — REGNUM  

В начале 2018 года госдепартамент США выпустил для желающих путешествовать американских граждан обновленный список стран по рискам с точки зрения безопасности, в котором Грузия, наряду с Арменией, отнесена к первой, наиболее безопасной группе.

Это вызвало ожидаемый прилив воодушевления со стороны некоторых армянских экспертов, уверенных в том, что «без широкой армяно-грузинской кооперации, военно-политической и экономической, невозможно сформировать на Кавказе новую систему безопасности».

Конечно, добрососедские взаимоотношения Армении и Грузии, регулярная «сверка часов» по актуальным вопросам, в том числе спорным, как никогда важны, особенно сегодня, когда желающих развести две страны «по разные стороны баррикад» более чем достаточно. Это лишний раз подтвердил состоявшийся в конце декабря 2017 года официальный визит в Грузию президента Республики Армения Сержа Саргсяна во главе представительной делегации, включая министров обороны и иностранных дел.

«Мы готовы к углублению многоуровневого сотрудничества с Грузией, заинтересованы в сохранении активности взаимных визитов… В ходе сегодняшних переговоров мы коснулись целого спектра вопросов двусторонней повестки, в первую очередь касающихся торгово-экономических отношений», — сказал глава армянского государства по окончании переговоров с президентом Грузии Георгием Маргвелашвили.

Президент Грузии Георгий Маргвелашвили

В частности, обсуждались возможности по созданию совместных предприятий, в том числе в связи с открытием 15 декабря на армяно-иранской границе свободной экономической зоны «Мегри», которая может помочь грузинским предприятиям выйти на иранский рынок.

Основные показатели двустороннего взаимодействия (включая инвестиции предпринимателей из Армении в грузинский бизнес и туристический поток к курортам Черноморского побережья) имеют устойчивую тенденцию к росту.

В 2017 году большую часть посетивших Грузию туристов составили граждане Армении — более 1,7 млн человек! По неофициальным данным, только за период с 2010 по 2012 год бизнес из Армении в Грузию перенесли около 4000 хозяйствующих субъектов, что имеет как позитивные, так и негативные стороны.

По итогам 2017 года товарооборот между двумя странами увеличился почти на четверть, превысив 450 миллионов долларов США, и все последние годы он стабильно растет. Тем не менее существует мнение о том, что немалый потенциал двустороннего сотрудничества в различных областях реализуется пока далеко не в полной мере, что имеет политическую подоплеку.

В период правления Саакашвили в Тбилиси заявляли даже о «фактически конфедеративных отношениях с Баку», что, конечно, было бесконечно далеко от реальности, однако отчетливо демонстрировало вектор притяжения.

Но речь идет не только о тесных политических и торгово-экономических связях Тбилиси с Баку и Анкарой, под предлогом нерешенности карабахского вопроса делающих все возможное для исключения Армении из региональных коммуникационных проектов и международной торговли.

Сами грузинские власти, прервавшие после событий 2008 года дипломатические отношения с Москвой, заявляют о неизменности курса на евроатлантическую интеграцию, стремясь с пылом неофита увлечь по этому пути и соседей по региону. В частности, министр обороны Грузии Леван Изория предложил Армении принять в 2018 году участие в планируемых совместно с корпусом морской пехоты США ежегодных многонациональных учениях Agile Spirit.

Staff Sgt. Warren W. Wright Jr., 21st TSC Public Affairs

Целью этих ежегодных маневров с участием военной техники США, в том числе танков M1 Abrams и бронетранспортеров LAV, провозглашается сближение со стандартами НАТО и готовность к участию в совместных операциях.

Напомним, в 2017 году сотрудники военного госпиталя ВС Армении в конечном итоге в Грузию не поехали. По сообщению пресс-службы грузинского военного ведомства, в беседе с армянским коллегой Вигеном Саргсяном Л.

Изория выразил надежду, что Армения поучаствует и в ежегодных многонациональных учениях Noble Partner.

Также Еревану предложено направлять военнослужащих в Грузию для прохождения учебных курсов, в частности в Сачхерской школе горной подготовки.

Армения, как мы отмечали в одной из предыдущих публикаций, стремясь развивать собственную миротворческую программу и выборочно сотрудничая по этому направлению со странами НАТО, в вопросах безопасности отдает приоритет взаимодействию с Россией, в том числе в рамках ОДКБ.

В условиях неурегулированности нагорно-карабахского конфликта эти вопросы носят весьма деликатный характер, акцентируя различие подходов Тбилиси и Еревана к ключевым вопросам национально-государственного самоопределения и выбора приоритетных союзников.

Впрочем, и в том, что, казалось бы, разделяет, можно попытаться найти точки соприкосновения.

«Мы считаем важным взаимное сохранение сбалансированного подхода к чувствительным для нас проблемам.

Мы сошлись во мнении, что всеобъемлющее и долгосрочное урегулирование региональных конфликтов должно происходить исключительно мирным путем в рамках согласованных форматов… Мы на всех переговорах стремимся получить такой документ, такие заявления, которые не противоречили бы интересам Грузии.

Думаю, сохранение такого подхода как с армянской, так и с грузинской стороны принесет нам только пользу», — подчеркнул президент Армении после окончания переговоров с грузинским коллегой.

Источник: https://regnum.ru/news/2377117.html

Армяне vs грузины: безразличие против объединения народа

Армяне и грузины как соседние древние христианские народы имеют много общего, но со временем различия становятся все более заметны. Больше всего разница видна в вопросе зрелости гражданского общества.

 
Армения, которая не поддерживает контакты с двумя из четырех своих соседей (Турцией и Азербайджаном) и имеет партнерские отношения лишь с мусульманским Ираном, завидует своему единственному христианскому соседу – Грузии. Завидует, потому что Грузия имеет выход к морю и каждое лето тысячи армян едут в Батуми и Кобулети на отдых. Армяне спорят с грузинами о многом, какая из наций старше, у кого первого появился собственный алфавит.

Существует много анекдотов о том, у кого выше горы, какой из городов старше – Ереван или Тбилиси. Вот один из них: «В Армении нашли доказательства того, что Ереван был основан в 782 г. до н.э. Грузины услышали об этом и решили, что так дело не пойдет.

Купили алюминиевое ведро, написали на нем 882 г. до н.э. и закопали. Затем по телевидению объявили: СЕНСАЦИЯ – грузинские археологи нашли ведро с датой основания Тбилиси. Международные эксперты прибыли в Тбилиси для независимого подтверждения находки.

Повернули ведро и увидели надпись на дне: «Ереванский алюминиевый завод».

Отношение армян к Грузии показывает также известная с советских времен шутка из цикла об армянском радио:
Армянскому радио задают вопрос: — Какой город самый красивый на земле? — Конечно, Ереван! — И какого размера должна быть атомная бомба, чтобы его разрушить?

— Тбилиси тоже красивый город!

Армяне и грузины как старейшие христианские народы имеют между собой много общего, например, гостеприимство и традиции. Однако, они все больше начинают отличаться.

Грузия поддерживает союз с США, Армения осталась в сфере влияния России.

Но это ли является причиной отличий в поведении грузин и армян, которые находятся в похожей ситуации? Может ли быть, что западные ценности привели к тому, что грузинское общество развивается, а армянское остается неизменным?

Примеров можно перечислить множество. В 2008 году в Тбилиси правительство применило против оппозиции водометы, демонстранты защищались зонтиками, вернулись на следующий день и продолжали митинг дальше. В Ереване в 2004 году манифестанты убежали, и на этом акция оппозиции завершилась.  Но это мелочи по сравнению с бездействием и отсутствием общественной реакции армян в важнейших ситуациях.

Грузины на защите своих сыновей

 
В крупнейших городах Грузии несколько дней проходили акции протеста против пыток заключенных. Жители Грузии вышли на улицы после просмотра на телевидении репортажа о том, как охранники Глданской тюрьмы в Тбилиси издевались над заключенными. Протесты привели к тому, что некоторые сотрудники тюрьмы были арестованы.

В связи с этим в отставку ушла министр по исполнению наказаний Хатуна Калмахелидзе. 20 сентября в отставку подал также министр внутренних дел Грузии Бачо Ахалая. «Я чувствую моральную и политическую ответственность за то, что мы не смогли пресечь эту страшную практику.

Поэтому я подал президенту прошение об отставке», – написал Ахалая на веб-сайте министерства.

И это, я считаю, поведение настоящего общества, чиновников с честью.

Дождется ли Армения отставки министра обороны?

 
В интернете можно найти записи, которые демонстрируют отношения между начальством и рядовыми сотрудниками управления исполнения наказаний. На видеозаписях, сделанных на мобильный телефон, показано грубое и унижающее достоинство обращение с подчиненными.

В газетах описываются факты издевательств над рядовыми. В армянских СМИ идет дискуссия на тему так называемых «подозрительных самоубийств» солдат, на чьих телах семьи обнаружили следы насилия. Более подробно об этом можно прочитать в опубликованной на Eastbook.euстатье «Армения: Дедовщина в армии приведет к отставке министра обороны?».

Несмотря на то, что существует много доказательств, показывающих реалии службы в армии, несмотря на то, что со временем все больше семей теряют сыновей в мирных условиях – до массовых акций в стране не дошло.

Вместе с тем, была создана неофициальная группа «Армия без подозрительных самоубийств», которая призвала министра обороны Сейрана Оганяна покинуть свой пост, поскольку именно он несет ответственность за хаос, происходящий в армянской армии, в том числе за самоубийства и убийства солдат. Тем не менее, Сейран Оганян не намерен подавать в отставку.

В отличие от грузинского министра, Оганян, как он сам говорит –  «не чувствую моральной ответственности за то, что мы не сумели искоренить эту страшную практику».

Что дальше?

 
Не существует точного ответа на вопрос, почему армяне так безразличны.

Может, это вопрос отсутствия согласованности и единства нации? Почему армяне не могут действовать сообща и бороться не только с внешними, но внутренними врагами? В этой ситуации нет смысла спорить о том, где выше горы. Скорее,самое время обменяться опытом борьбы с безнаказанностью и безответственностью чиновников.

Источник: http://www.eastbook.eu/ru/2012/09/27/armjane-vs-gruziny-bezrazlichie-protiv-obedinenija-naroda/

Блоги / ПОНАРС Евразия: Армения и Грузия: Новые ключевые отношения на Южном Кавказе?

Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

  Сергей Минасян, Институт Кавказа, Ереван

После недавней смены правительства в Грузии, приведшей к снижению напряженности между Россией и Грузией, Ереван и Тбилиси получили более благоприятные возможности по улучшению своих отношений. Армения и Грузия также продвигаются вместе в своих усилиях по продолжению и углублению процесса интеграции с ЕС.

В случае Грузии это означает готовность заключить Ассоциированное Соглашение с Европейским Союзом, включающее Соглашение о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли (DCFTA), планируя парафировать их в ходе ноябрьского саммита «Восточного партнерства» ЕС в Вильнюсе.

В случае с Арменией, которую Россия сравнительно недавно заставила отказаться от подобного шага и вместо этого объявить о своем намерении присоединиться к возглавляемому Россией Таможенному Союзу, это означает нахождение в режиме постоянного ожидания по возобновлению процесса интеграции с ЕС при возникновении более благоприятных внешних условий.

Несмотря на данную заминку, последние развития благоприятны для прорыва в армяно-грузинских отношениях. В случае такого прорыва, он повлечет за собой существенные региональные последствия.

Параметры современного армяно-грузинского Modus Vivendi

Экономическое сотрудничество между Арменией и Россией основано на торговом и энергетическом транзите через Грузию. Двусторонняя торговля между двумя соседями сравнительно мала, но возрастает. В 2012 году Грузия была девятым крупнейшим торговым партнером Армении по объемам экспорта (до $78 млн.

), а Армения – вторым крупнейшим адресантом грузинского экспорта ($261 млн., хотя большую часть этой суммы составляет реэкспорт поддержанных автомобилей) [Армения экспортирует в Грузию строительные материалы, стеклянную тару, продукты из резины и пластмассы, сельскохозяйственные продукты (особенно виноград), медикаменты.

Импорт из Грузии включает продовольственные товары,  азотные удобрения, лес и древесину. В течение последних нескольких лет реэкспорт поддержанных автомобилей (из Соединенных Штатов и Европы) стал важной статьей грузинского экспорта.

] В последние годы существенно возросли армянские инвестиции в туристическую и транспортную инфраструктуру Грузии. В целом, экономики двух стран похожи по своей структуре, вследствие этого плохо интегрированы. Они ориентированы на различные рынки и основываются на различных поставщиков энергоресурсов и сырья [См.

подробнее: Сергей Минасян, «Армяно-грузинские отношения: проблемы и перспективы», Центральная Азия и Кавказ 15 (2), 2012].

В вопросах безопасности Армения и Грузия имеют различные подходы и поддерживаются противостоящими друг другу великими державами.

Это стало особенно очевидно после Августовской войны 2008 года между Грузией и Россией, так как последняя является основным военно-политическим партнером Армении, как в двустороннем формате, так и через Организацию договора о коллективной безопасности.

Отношение грузин к Армении и армянам в постсоветский период во многом определяется негативным восприятием имеющегося сотрудничества между Москвой и Ереваном.

Армения, со своей стороны, внимательно следит за сотрудничеством Турции и Азербайджана, опасаясь углубления существующей транспортной и коммуникационной блокады Армении со стороны этих стран. Позиции двух стран по урегулированию региональных этнических конфликтов также различны.

Грузия поддерживает принцип территориальной целостности (в случаях с Абхазией и Южной Осетией), тогда как  Армения выступает за принцип самоопределения (Нагорный Карабах). Проблема Джавахети – армянонаселенного региона Грузии, также играет важную роль в двусторонних отношениях. Фактор проживания примерно 100 тыс. этнических армян в этом приграничном с Арменией административно-территориальном регионе создает взаимные подозрения и фобии.

Вместе с тем, обе страны имеют серьезные точки соприкосновения. К примеру, Армения не признает независимость Абхазии и Южной Осетии, а Грузия старается сохранять нейтралитет в карабахском конфликте.

На глобальном уровне, в рамках программы Европейского Союза «Восточное партнерство», позиции двух стран довольно схожи.

Кроме того, Армения и Грузия связаны отношениями с Соединенными Штатами, учитывая наличие там влиятельной армянской общины и политическую поддержку Грузии со стороны США.

Результатом всего этого является достаточно стабильный modus vivendi между Тбилиси и Ереваном.

Новые фактор и тренды: что изменилось?

Приход к власти в Грузии правительства Бидзины Иванишвили стал одним из наиболее важных позитивных факторов в армяно-грузинских отношениях. На фоне усилий Иванишвили по нормализации отношений с Москвой, политическое и военное сотрудничество Армении с Россией трансформировалось из ограничителя в возможность.

Наиболее наглядным примером этого являются ссылки Грузии на Армению, как основного бенефицария возобновления железнодорожного сообщения через Абхазию (закрытого с начала 1990-х годов) – даже если эта идея выступает удобным поводом для правительства Иванишвили по поиску путей улучшения отношений с Россией.

В некотором смысле попытки Грузии скорректировать свою внешнюю политику являются заимствованием армянской внешней политики «комплементаризма». Это отчасти вызвано разочарованием грузинской политической элиты результатами одновекторной политики президента Михаила Саакашвили.

Опасность дерзкой, но несбалансированной внешней политики стала очевидной в августе 2008 года. В ходе своего первого официального визита в Ереван в январе 2013 г.

грузинский премьер-министр Иванишвили прямо указал на преимущества сбалансированной внешней политики Армении, отметив, что «Армения поддает хороший пример для грузин [в этом контексте]. Мы может только с «белой завистью» смотреть на это».

Естественно, это вызвало жесткую критику со стороны Саакашвили и его команды, что свидетельствует о том, что попытки переосмысления внешней политики Грузии требуют серьезной общественной поддержки.

Возможности для реальной реализации более сбалансированной внешней политики могут возникнуть лишь после президентских выборов в Грузии в октябре. Но ожидания резких изменений негарантированны.

Никакого «пророссийского» разворота в Грузии в обозримом будущем не будет.

Об этом свидетельствует единогласная резолюция грузинского парламента в поддержку важнейших внешнеполитических приоритетов страны – включая членство в НАТО и ЕС.

Тем не менее, общее смягчение грузино-российской политической атмосферы уже оказало позитивное влияние на различных уровнях, включая ситуацию в Джавахети. В период Саакашвили Джавахети был под жестким контролем полиции и спецслужб. В настоящее время ситуация несколько меняется.

  Под менее жестким давлением со стороны спецслужб органы местного самоуправления и политические организации получат возможность активнее участвовать в публичной политике.

Это повысит уровень доверия местного населения к центральным властям и снизит опасения по поводу нарушения их прав, как этнического меньшинства, что, в свою очередь, позитивно отразится на отношениях между Ереваном и Тбилиси.

Примечательно, что российско-грузинские попытки примирения и общая корректировка внешней политики Грузии происходят одновременно на фоне усиливающегося среди армян недовольства российско-армянскими отношениями.

Это во многом было вызвано увеличившейся ценой на российский газ и анонсированием скандальных контрактов между Москвой и Баку по поставкам российских вооружений. Совсем недавно Россия предприняла активные шаги по недопущению европейской интеграции Армении и заставила Ереван объявить о своем намерении присоединиться к «Евразийскому» Таможенному Союзу.

Россия, таким образом, попыталась предотвратить парафирование Арменией Ассоциативного Соглашения/DCFTA, уже согласованного с Брюсселем.

С практической точки зрения, однако, таможенная зона возможна только между государствами с общей границей. Армения в реальности может присоединиться к ней только через Грузию (даже если Азербайджан тоже присоединился, что маловероятно, его границы с Арменией останутся закрытыми).

Таким образом, сотрудничество Армении с Грузией после парафирования Тбилиси Ассоциативного Соглашения/DCFTA получит особую значимость, так как в результате Ереван получит единую границу с таможенной зоной ЕС, приобретая дополнительный аргумент в его сложных переговорах с Москвой в рамках Таможенного Союза.

Усиливающееся внутреннее недовольство в Армении относительно нынешней региональной политики Москвы вряд ли радикально изменит военно-стратегические рамки российско-армянских отношений в краткосрочной или среднесрочной перспективе.

Однако нынешняя динамика может привести к некоторому разделению между военно-стратегическим и экономическим измерением российско-армянских отношений.

Ереван надеется, что такого рода разделение позволит Армении продолжить свой процесс интеграции с ЕС (даже в режиме ожидания) без жесткого противодействия России и избежать угроз в сфере обороны и безопасности, предоставляемых Москвой.

Продолжающаяся важность устремлений Грузии и Армении к европейской интеграции

В ходе июльского визита в Армению и Грузию, европейский комиссар по вопросам расширения Штефан Фюле положительно оценил внутриполитические развития в двух странах и их прогресс к парафированию Ассоциированного Соглашения.

К концу того же месяца Грузия и Армения завершили свои переговоры с ЕС по Ассоциированному Соглашению/DCFTA и объявили, что они готовы к парафированию этих соглашений.

Однако с началом августа российское давление на Армению стало существенно сильнее, во многом в силу фрустрации Кремля от решительного сопротивления Украины присоединению к Таможенному Союзу и одновременной напряженности с Беларусью.

В результате, в ходе встречи армянского президента Сержа Саргсяна и российского президента Владимира Путина в Москве в начале сентября, Саргсян был вынужден отказаться от своих планов по парафированию Ассоциированного Соглашения. Вместо этого, он сделал политическое заявление о готовности Армении присоединиться к Таможенному Союзу.

Тем не менее, эти развития не остановят процесс интеграции Армении с ЕС, хотя и замедлят его.

Очевидно, что если Армения не ратифицирует документы, уже согласованные с ЕС, это произойдет не вследствие внутренних ограничений или добровольного выбора армянской политической элиты, а в результате внешнего давления и даже угроз.

Армянское общество осознает это, что очевидно и для Брюсселя. Соответственно, при возникновении малейшей благоприятной возможности Армения возобновит процесс европейской интеграции с той самой точки, на которой она была вынуждена приостановить ее.

Непосредственно после встречи Саргсяна и Путина, комиссар Фюле заявил в ходе встречи с министром иностранных дел Армении Эдвардом Налбандяном, что ЕС и Армения «убеждены, что в интересах всех дальнейшее упрочнение с Арменией того, чего мы достигли вместе в течение прошедших лет сотрудничества».

На этом фоне успех Грузии по парафированию ею Ассоциированного  Соглашения/DCFTA в Вильнюсе будет иметь решающее значение для Армении.

Это будет значить постепенное создание европейского экономического и политического пространства непосредственно у границ Армении.

Успех соседней Грузии будет хорошим примером для Армении по продолжению внутренних реформ и синхронизации своей правовой и экономической среды с европейскими стандартами даже без формальных политических обязательств со стороны ЕС.

Успех Грузии не будет означать немедленных изменений в двусторонних отношениях, но с течением времени приведет к позитивному улучшению.

К примеру, продолжающаяся модернизация таможенных пунктов на армяно-грузинской границе и более упрощенные процедуры ее пересечения (в рамках  гранта в 60 млн евро ЕС Армении) будут способствовать более активному и гибкому торговому режиму между двумя соседними странами в столь сложной ситуации.

Заключение

В целом, чрезвычайно благоприятные условия — в частности, новое руководство в Тбилиси, серьезные внутренние экономические и политические развития в двух странах, и параллельные устремления к европейской интеграции — трансформируют армяно-грузинские отношения, основанные на стабильном modus vivendi и продуктивном опыте двух десятилетий межгосударственного сотрудничества. Армении и Грузии еще предстоит пройти долгий путь для достижения тех целей, которые они ставят перед собой, но даже сама эта перспектива «общего пути» позволит Армении и Грузии установить новые ключевые политические и экономические отношения на Южном Кавказе.

Original: Sergey Minasyan. Armenia and Georgia: A New Pivotal Relationship in the South Caucasus?

Источник: https://echo.msk.ru/blog/ponarseurasia/1193510-echo/

Армения-Грузия. Cравнительный анализ неискушенной туристки

В сентябре 2016 года нам с мужем удалось за время двухнедельного путешествия посетить и Армению, и Грузию. Тем не менее, за столь короткий промежуток времени мне открылись явные сходства и различия обеих стран. О них пойдет мой рассказ ниже.

Сходства

1) И Армения, и Грузия могут похвастаться живописной природой. Практически в каждом их уголке можно найти ландшафты и достопримечательности, достойные восхищения.

Нораванк, Армения

2) Обилие церквей в указанных странах говорит о набожности местного населения, христианской вере и богатой истории. Это одни из первых христианских стран в мире (Армения – первая). Грузия приняла христианство в качестве официальной религии на несколько лет позднее Армении. Вплоть до 7 века н.э.

они проповедовали одно и то же, но в 610 году произошел раскол между Армянской и Грузинской Церквями. Каждая из церквей обвиняла оппонента в искажении основных религиозных постулатов. Судить о том, чья вера истине не берусь, т.к. считаю, что особых различий в религии обеих стран не наблюдается.

Эчмиадзинский кафедральный собор — духовный центр всех армян

3) Абсолютно любого гостя ждет теплый и радушный прием будь то знакомый, простой турист или неизвестный путник. И армяне, и грузины считают, что любой гость – от Бога, поэтому вас постараются всячески ублажить и предложат все лучшее, чем располагают. Фраза «чем богаты, тем и рады» как нельзя лучше характеризует кавказское гостеприимство.

город влюбленных Сигнахи, Грузия

4) Обе нации не равнодушны к мучному. Не одно застолье не обходится без хлеба (лаваш у армян и пури у грузин). А грузинское хачапури стоит отдельного упоминания.

В зависимости от места происхождния и своей формы различают 6 основных видов хачапури (от грузинского «хача»-творог, «пури» — хлеб): • Ачарули (или аджарские хачапури) пекутся в форме лодочки с яйцом на борту.

Есть его нужно следующим образом: сначала смешиваем все ингредиенты внутри лодочки (а именно: сыр, яйцо и масло), отламываем хлеб с края, макаем в центр и вкушаем. Своеобразное грузинское фондю становится вкусней при таком способе поедания. • Имеретинский хачапури представляет собой круглую лепешку с сырной начинкой внутри.

• Мегрельский хачапури – это круглая лепешка, покрытая сверху сыром. • Рачинский хачапури – квадратные с начинкой из фасоли и сыра. • Сванский хачапури в форме полумесяца с сыром и вареным яйцом. • Ачма – многослойная, из отварного теста. Своего рода лазанья с сыром. По сути осетинские пироги тоже можно отнести к семейству хачапури, но это уже тема для отдельной заметки.

Старый Тифлис и крепость Нарикала, Грузия

5) Выращивание и обработка винограда на территориях обеих государств имеет глубокие корни. Каждая из стран претендует на звание «первой винодельческой страны в мире». В Армении в районе Арени были найдены инструменты для изготовления вина, которым порядка 8 тысяч лет.

Грузинский способ выдержки вина (в зарытых в землю огромных глиняных кувшинах) также насчитывает 8 тысяч лет. Существует гипотеза, что именно из Грузии произошло распространение виноделия в Византию, оттуда в Римскую империю, а затем и по всему миру. Спорное утверждение надо сказать, т.к.

в те времена не было как таковой ни Грузии, ни Армении. Племена, населявшие эту территорию обрабатывали виноград в напиток богов задолго до появления грузинской и армянской государственности.

Однако это не отменяет тот факт, что армяне изготавливают отменные коньяки и фруктовые вина, а грузины – чачу и полусладкие вина.

прилавок фирменного магазина у винзавода Хареба. Алазанская долина, Грузия

6) Представители обеих национальностей гордятся знакомством или родством с влиятельными людьми. Многое до сих пор улаживается посредством связей, поэтому влиятельный знакомый может подсобить в решении того или иного вопроса.

слияние Арагвы и Куры у древней столицы Иверии. Мцхета, Грузия

7) И Армения, и Грузия маленькие страны, поэтому все жители одного населенного пункта знают друг друга достаточно хорошо. Все живут одной большой семьей, поэтому здесь распространены большие застолья, когда за столом могут собраться жители всей деревни для того, чтобы разделить радость или горе хозяев.

Памятник персонажам фильма 'Мимино' в Тбилиси, Грузия

8) Может показаться, что армяне и грузины много ругаются, т.к. разговаривают они на повышенных тонах. Однако все дело в эмоциональной манере и экспрессивной форме разговора, отчего довольная мирная беседа со стороны может казаться спором.

Памятник персонажам фильма 'Мимино' в Дилижане, Армения

9) Уникальность алфавита, практически в полной мере сохранившей свою аутентичность, без сомнения то, чем гордятся и армяне, и грузины. К 405—406 годам Месроп Маштоц создает армянский алфавит, а годами позднее – грузинский (согласно одной из версий).

Некоторые утверждают, что грузинский алфавит является лишь зеркальным отображением армянского, хотя грузинские буквы более округлые. Тем не менее, у каждой из стран алфавит не похож на другой и ни на один из существующих.

На склоне горы Арагац существует памятник армянскому алфавиту (на огромной территории расположены буквы из камня), а в Батуми – башня с буквами грузинского алфавита, расположенными по спирали в форме ДНК.

Башня грузинского алфавита в Батуми, Грузия

10) Каждая из стран обладает своими минеральными источниками. Особенно благоустроенны и известны такие населенные пункты как Джермук в Армении и Боржоми в Грузии. В каждом из оздоровительных курортов имеется одноименный завод по производству бутилированной минеральной воды.

Галерея минеральных источников в Джермуке, Армения

Галерея минеральных источников в Боржоми, Грузия

11) И в Грузии, и в Армении местное население как сел/деревень, так и городов помимо земледелия занимается скотоводством. Поэтому не стоит удивляться целым стадам овец или коров, пасущихся у дороги.

Некоторые особи выходят прямо на дорогу и не спешат освобождать проезжую часть.

Поэтому на дорогах можно встретить знаки «Осторожно! Коровы!», а водителям нужно быть вдвойне бдительными, поскольку за поворотом их может поджидать крупный или мелкий рогатый скот.

12) Помимо животных на дороге опасаться также стоит пешеходов и других водителей. На кавказских дорогах действует негласное правило «езжу как считаю нужным, пусть остальные подстраиваются». Правил дорожного движения все придерживаются лишь перед камерами или вблизи полицейских машин. Кстати, за соблюдение ПДД в Армении-Грузии следит не отдельная служба, а рядовые полицейские. Только в отличие от стационарных пунктов ГИБДД, которые базируются в определенных точках, в Грузии-Армении блюстители правопорядка активно разъезжают по дорогам и часто меняют свою локацию. Вежливые водители в России уступают дорогу пешеходам, зверям и другим водителям, что не скажешь о кавказских. Последние с большей вероятностью объездят препятствие, выезжая на встречную полосу, нежели уступят дорогу. Поэтому пешеходам приходится рассчитывать на себя и брать инициативу в свои руки. Они спокойно могут переходить дорогу в неположенном месте и лавировать в огромном потоке машин.

крепость Ананури на берегу Жинвальского водохранилища вблизи военно-грузинской дороги

Различия

1) Самое главное отличие обеих стран – в климате. В Армении он более сухой (ближе к иранскому типу), в то время как в Грузии – более влажный.

Зорац Карер или Карахундж — «армянский Стоунхендж»

2) Из-за климатических особенностей проистекает различие в зеленом покрове обеих стран. Грузия практически вся покрыта густой растительностью, в то время как в Армении больше засушливых степных территорий, хоть и расположенных на высокогорьях.

Отдельные территории с густой растительностью встречаются в районах Джермук, Дилиджан, Мегри и Цахкадзор. Нехватка лесов в том числе объясняется массовой вырубкой деревьев, которую предпринимало местное население.

После землетресения 1988 года и распада советского союза страна на долгое время была лишена электроэнергии и иных благ цивилизации. Для того, чтобы согреться в зимнюю пору жителям приходилось отапливать помещения при помощи печей, в которых жгли древесину из ближайших лесов.

Так что обвинять их в вырубке не стоит, тем более, что сейчас проводятся мероприятия по массовой посадке новых деревьев.

окрестности Татевского монастыря, Армения

3) Не смотря на засушливость, Армения обладает плодородными землями. Испокон веков за армянами закреплялось больше занятие земледелием, за грузинами – скотоводством. Деление это относительно, т.к. обе страны разводят скот и выращивают овощи-фрукты в больших количествах и помимо внутреннего рынка страны обеспечивают сельхозпродукцией и внешние рынки.

Многокилометровые очереди из грузовых машин, полных спелым виноградом и ждущих очереди на разгрузку у винзавода Хареба. Алазанская долина, Грузия

4) Армения столь засушлива отчасти из-за отсутствия моря и других водных источников, в то время как в Грузии проблем с водоснабжением не наблюдается.

В некоторых городах Армении (в частности в Армавире – бывшем Октемберяне) на сегодняшний день машины с цистернами продают по утрам питьевую воду местному населению.

Не смотря на то, что вода для полива земель дается по специальному расписанию, армяне воду в жару могут совсем не экономить и обильно поливать ей свой двор.

Шакинский водопад, Армения

5) Как ни странно, потребности в воде в Армении больше, но там ее расходуют не менее щедро.

Практически в любом городе можно встретить пульпуляки (армянское название) – своеобразные каменные «кулеры», из которых бьет ключом чистая питьевая вода. Пить ее можно смело, не опасаясь за здоровье.

В Грузии они нам попадались значительно реже и по моим личным ощущениям, в Армении вода была вкуснее, чем в Грузии (именно вода из пульпуляков).

пульпуляк Сардарапата, Армения

6) Поскольку путешествие наше было автомобильным, то отдельного упоминания стоит состояние дорог Армении-Грузии.

Столичные дороги и главные магистрали находятся в хорошем состоянии, но состояние большинства дорог оставляет желать лучшего.

Обнадеживает тот факт, что Грузия обладает достаточными капиталовложениями и в стране ведутся строительные и ремонтные работы дорог, мостов, тоннелей. Что, к сожалению, не скажешь об Армении.

ущелье Воротан, Армения

7) Как это не прискорбно для меня, но инвестиций и капиталовложений значительно больше в Грузии. Если говорить о благоустроенных городах (и то не весь город полностью), то от силы можно выделить по два города – столица Тбилиси и курортный Батуми в Грузии, столица Ереван и духовный центр Эчмиадзин в Армении.

От армянской диаспоры страна получала значительно больше, нежели от правительственных дотаций, бизнес-капиталовложений и туристических инвестиций. Не все состоятельные и влиятельные армяне тратятся на строительство собственных дворцов и обустройство жизни своей семьи.

Некоторые в безвозмездном порядке помогают местному населению, инвестируют в строительство новых церквей и реконструкцию имеющихся достопримечательностей.

Батуми-сити и озеро Ардагани, Грузия

8) Если вас интересует пляжный отдых и возможность искупаться, то в Грузии значительно больше курортов, расположенных на черноморском побережье.

В то время как в Армения располагает всего лишь озером Севан и гордиться им не меньше, чем Араратом, поскольку это самое крупное озеро на Кавказе. Помимо прочего здесь водится очень вкусная форель и раки.

Севан любят не только армяне, но и соседи-иранцы. При нас они приезжали в Севан отдыхать в забитых людьми автобусах или несколькими семьями на машинах.

озеро Севан, Армения

9) Относительно отличительных особенностей внешнего вида местных жителей могу добавить следующее. Цвет кожу у грузин светлее, а черты лица острее. В то время как армян можно узнать по округлым миндалевидным глазам и землистому (армяне говорят пшеничному) цвету лица.

подсветка в пещере Прометея создает атмосферу сказочного подземелья. Цхалтубо, Кутаиси, Грузия

10) Что касается автозаправочных станций, то бензиновых АЗС по всей Грузии достаточно много (оно и понятно). Здесь встречается как российский Лукойл, так и целые грузинские, азербайджанские и британские сети АЗС. Но цена на бензин, как в Армении, так и в Грузии значительно выше российских цен (порядка 50-60 руб. за литр бензина на сентябрь 2016).

В отличие от Грузии, количество бензиновых АЗС в Армении значительно меньше, да и само топливо плохого качества. Поэтому все местное население перешло на газ и по всей стране большое распространение получили газозаправочные станции.

Парадокс, но имеет место быть следующее: люди могут покупать достаточно дорогие машины, но в целях экономии устанавливать на них газовые баллоны.

крепость Рабат. Ахалцихе, Грузия

Итого, мне удалось выделить 12 сходных и 10 различных черт между Арменией и Грузией.

Добрососедские отношения обеих стран за всю многовековую историю привели к взаимному проникновению культур, быта и мировоззрения этих народностей.

Каждая из стран привлекательна с туристической точки зрения, а какую конкретно выбрать для посещения решать каждому. Лично мы выбрали обе страны и не прогадали с этим.

Шноракалутиун Армения и мадлоба Грузия. Мы обязательно вернемся.

Источник: http://russia-armenia.info/node/36080

Ссылка на основную публикацию